Малабарская церковь – Туризм. Путешествуем по миру с Гномом

Малабарская Православная Церковь

Маланкарская православная сирийская церковь
малаял. മലങ്കര ഓർത്തഡോക്സ് സുറിയാനി സഭ
Общие сведения
ОснователиАпостол Фома
Основание52 год
КонфессияДревневосточные церкви
Руководство
ПредстоятельВасилий Мар Фома Павел II (с 1 ноября 2010 г.), католикос Востока и митрополит Маланкарский
ЦентрКоттаям, Керала, Индия
Территории
Юрисдикция (территория)Индия
Статистика
Приходов378
Верующихок 2,5 млн. чел.
Сайтmosc.in
Медиафайлы на Викискладе

Маланкарская сирийская православная церковьхристиане апостола Фомы», малаял. മലങ്കര ഓർത്തഡോക്സ് സുറിയാനി സഭ ) — одна из автокефальных древневосточных церквей. По преданию, основана в 52 году апостолом Фомой. Её предстоятель носит титул католикоса Востока — митрополита Маланкарского и имеет резиденцию в Коттаяме (штат Керала).

Содержание

История

Наименование восходит к слову Малианкара — географическому названию места на юго-западе побережья Индостана (штат Керала), где, согласно преданию, на землю Индии впервые вступил апостол Фома. Собственно, которого традиционно считала своим родоначальником община христиан, существовавшая с древности на юге Индии (отсюда и второе самоназвание). Эта община подчинялась несторианской Ассирийской церкви Востока в Персии и в богослужении пользовалась местной разновидностью халдейского обряда (т. н. «малабарский обряд»).

В V веке организационно принадлежала к восточно-сирийскому («несторианскому») патриархату Селевкии-Ктесифона, влияние которого в Аравии и Северной Индии было доминирующим.

Тем не менее «христиане апостола Фомы» теперь в подавляющем большинстве не являются несторианами.

После открытия Малабарского побережья португальцами (1489, Васко да Гама), началось окатоличивание индийской церкви (Собор в Диампере, 1599). Это привело к расколу 1653 года, когда наибольшая часть малабарских христиан отделилась от навязанной им португальцами унии и в 1665 году присоединилась к Сиро-яковитской церкви, которая доминировала на севере. Эта объединённая церковь теперь известна как Сирийская православная церковь Индии. Часть её верующих (Маланкарскую православную церковь, считающую себя автономной, но фактически из-за неурегулирования разногласий с Сиро-Яковитской церковью являющуюся автокефальной и даже имеющую свою автономную Гоанскую ортодоксальную церковь) возглавляет патриарх-католикос Востока Василий Мар Фома Матфей II (резиденция в Коттаяме), а большая часть непосредственно подчиняется патриарху Сиро-Яковитской церкви.

Раскол в Маланкарской церкви

В 1653 году большая часть верующих отделилась от униатской Маланкарской церкви и дала клятву — «Клятву креста Кунан» о неподчинении папе Римскому. Тогда же ими был посвящён епископ Мар Тома (его «посвятили» двенадцать священников), который возглавил церковь. В 1761 Мар Тома VI был рукоположен в митрополиты представителями Сирийской (Православной) церкви. В 1816 Британские миссионеры начали свою деятельность, в том числе — перевели Библию на язык малаялам.

В 1876 Авраам Малпан, под влиянием протестантских миссионеров, попытался реформировать церковь изнутри (для этого к Патриарху был послан его племянник, посвящённый в епископы). Лидер противников реформирования Пуликоттил Иосиф Рамбан также поехал к Патриарху и вернулся не только с саном епископа, но и с Патриархом Петром III, таким образом не только утвердив свою власть, но и окончательно подтвердив главенство Патриарха в Маланкарской церкви. В 1889 Патриарх признал Иосифа Мар Дионисия (Рамбана) главой церкви, что повлекло за собой отделение реформаторской группы и образование ими самостоятельной церкви — «Мартомитской церкви».

В начале 20 века у патриархата был затребован Католикос, на что был получен отказ. В 1912 году в Кералу приехал Патриарх Абдулла и потребовал от Митрополита подписать документ, по которому Патриарх временно получал полноту власти в Маланкарской церкви, митрополит отказал, и тогда патриарх отлучил его от церкви. Это раскололо церковь на две группы: поддерживающая патриарха называлась «Партия Бава», поддерживающая митрополита — «Партия Метран». Митрополит попросил отстранённого патриарха Абдул Масиха дать церкви автокефалию и Католикоса, и на этот раз просьба была удовлетворена. Группа Сиро-православных индийцев провозгласила об отделении от Сирийского патриархата, образовании автокефальной церкви и восстановлении древнего Католикосата Западной Индии. В 1930 году группа под предводительством Мар Иваниуса приняла унию с Римом.

Примирение обеих церквей произошло в 1958 году, когда Высший Суд Индии признал, что только автокефальная церковь является юридически легальным образованием. Обе «партии» слились в единую церковь. В 1975 году Сирийский патриарх лишил католикоса сана и назначил взамен своего. Это снова раскололо церковь на две части — лояльную патриарху и автокефалистскую. В 1996 году Верховный суд вынес решение, что в Индии есть только одна православная церковь, разделённая на две фракции. Церковь независима, но признает духовное верховенство Сирийского патриарха.

Богослужение

Богослужение традиционно совершалось на сирийском языке, однако со временем стал вводиться язык малаялам, который позднее в некоторых общинах вытеснил сирийский язык.

Облачение

Литургические облачения в целом сходны с сирио-антиохийскими. Чёрная шапочка (или «плод») имеет цилиндрическую форму и покрывает голову также вне богослужения. Как и в большинстве ближневосточных традиций, монашествующие священнослужители всегда носят капюшон из чёрной ткани с орнаментом в виде небольших крестов. Епископы и священники высокого ранга на богослужениях покрывают голову капюшоном из такой же ткани, что и верхние облачения. Во время богослужений епископы надевают головной убор в виде митры западного образца. Остальные элементы облачения в основном аналогичны византийским.

Литургия

Сиро-маланкарский обряд (ritus Syro-Malankarensis) — один из восточных литургических обрядов. Принадлежит к сиро-антиохийской, или западно-сирийской, обрядовой группе наряду с собственно сиро-антиохийским обрядом. В настоящее время маланкарский обряд в различных формах используется христианами штата Керала (Индия) и незначительной диаспоры, принадлежащими к двум Древним Восточным Церквам, к Сиро-Маланкарской католической церкви и к нескольким протестантским Церквам [1]

Божественная литургия совершается на большом квасном хлебе. Причастие преподается под двумя видами через погружение частицы Тела Христова в Кровь Христову, при этом верные сидят на полу в традиционной для индийцев позе.

Отношения с Римско-католической церковью

В 1889 году к Маланкарской церкви присоединились несколько католических священников, образовавших полусамостоятельную Гоанскую епархию.

В XVIII веке известно не менее четырёх безуспешных попыток воссоединения Римско-католической и Маланкарской сирийских церквей.

В 1926 году группа из пяти сиро-маланкарских епископов, ставших в оппозицию к патриарху в Индии, уполномочила одного из своих членов, Map Ивания, начать переговоры с Римом о воссоединении. Во время переговоров группа настаивала лишь на сохранении чина литургии в традиционном виде и на том, чтобы за епископами остались их епархии. Рим ограничился тем, чтобы епископы исповедовали католическую веру, при сохранении их крещения и священного сана. В конечном счёте, новые отношения с Римом приняли только двое из 5 епископов, включая Map Ивания. Эти два епископа, священник, диакон и один мирянин были приняты 20 сентября 1930 года в состав Католической церкви. В 1930-х годах ещё два епископа, предпочтивших раннее юрисдикцию Сирийского патриарха в Индии, были приняты в общение с Римом [2] .

Официальный диалог между Маланкарской церковью и Римом начался в июне 1983 года, после встречи Католикоса Василия Мар Фомы Матфея в Риме с папой римским Иоанном Павлом II. Впоследствии была сформирована смешанная комиссия, подготовившая в 1990 году соглашение между двумя Церквами.

5 сентября 2013 года Папа Римский Франциск встретился в Ватикане с Католикосом Маланкарской православной (нехалкидонской) сирийской церкви Василием Мар Фомой Павлом II [3] .

Отношения с православием

Русская православная церковь имеет в распоряжении храм Девы Марии в делийском районе Кайлаш, подаренный ей католикосом Маланкарской церкви Василием Мар Фомой Матфеем II. Благодаря храму перед РПЦ открылись перспективы миссии среди местного населения и для пастырского попечения о своих соотечественниках. Этот храм не является закрытым для посторонних или особо охраняемым, и войти в него может человек любой национальности, любой религиозной принадлежности, любой касты, так как христиан самой Индии часто преследуют за проповедь христианства среди низших каст. Более того, согласно договорённостям предстоятелей церквей (хотя патриарх Кирилл заключил соглашение ещё до интронизации, в 2006 году), любой храм Маланкарской церкви может беспрепятственно использоваться Русской церковью в миссионерских и богослужебных целях. В тех городах Индии, где нет маланкарских храмов, но есть храмы Армянской церкви, которые используют маланкарцы, они решением своего католикоса предоставляют и эти храмы для нужд Русской церкви [4]

Председатель ОВЦС посещал семинарию Маланкарской церкви.

Часть священнослужителей Маланкарской церкви в разное время обучались в Москве.

Планируется заключение соглашения о сотрудничестве между Маланкарской церковью и Открытым институтом православия Славяно-греко-латинской академии в области обучения студентов от Маланкарской церкви в Москве.

3 сентября 2019 года на встрече патриарха Московского и всея Руси Кирилла и католикоса Маланкарской церкви Василия Мар Фомы Павла II, в ходе визита предстоятеля Маланкарской церкви в Россию, была достигнута договорённость об учреждении рабочей группы по координации двусторонних отношений между Русской православной церковью и Маланкарской церковью. В качестве основных направлений деятельности рабочей группы были обозначены сотрудничество в медийной, социальной и академической сферах, в области поддержки христиан, подвергаемых гонениям в разных регионах мира, и отстаивания традиционных нравственных ценностей [5]

Исследователь истории Маланкарской церкви Чериян (C. V. Cheriyan) работал над переводом и изданием русской богословской и классической литературы на языке малаялам, богослужебном и разговорном языке маланкарских христиан; последний его труд — это перевод с русского языка на малаялам книги «Филокалия» («Добротолюбие»).

Возникновение и становление Малабарской Церкви

Малабарская Церковь (Сирийская Православная Церковь св. апостола Фомы) принадлежит к семье т. н. древних восточных церквей (Oriental churches в западной богословской терминологии).

Образование Малабарской Церкви традиционно связывается с миссией апостола Фомы в Индии. Источниками в этой связи выступают апокрифическое Деяние Иуды-Фомы (4-5 вв.) и местные предания малабарских христиан (изданы в 1818 г. в Лондоне англиканским миссионером Б. Бейли). В Деянии речь идет о путешествии Фомы из Иерусалима в княжество индийского «махараджадхираджи» Гондофара (северо-западная Индия). В 1849 г. была обнаружена монета с именем этого царя, в реальности существования которого до того времени историки сомневались. Более того, маршрут, которым следовал Фома, согласно Деянию, полностью соответствует маршрутам путешественников и купцов той поры, так что прибытие Фомы в Индию около 52 г. представляется вполне возможным.

О существовании на юге Индии (современный штат Керала) христианских общин и даже епархии (епархий?) существует немало свидетельств, первое из которых относится к 4 веку (в заседаниях Первого Вселенского Собора (325 г.) принимал участие некий Иоанн, епископ Персиды и Индии). В 345 и 430 гг. в Индию эмигрируют сирийские христиане, бежавшие от преследований династии Сасанидов. Известно, что эти переселенцы были несторианами, и именно с этого времени в Малабарская Церковь становится несторианской. Зависимость от Вавилона (центр несторианского Антиохийского Патриархата) ослабела после 6-7 вв., когда морской путь в Индию оказался под контролем арабов.

С 12 в. Индию посещают западные купцы и миссионеры (Марко Поло, Джорданес Каталонский, Николо де Конти). Римом предпринимались попытки подчинить Малабарскую Церковь к Святому Престолу, но реальных плодов они не принесли. Существенным событием, определившим дальнейшую судьбу малабарских христиан, стало прибытие в порт Малабара экспедиции Васко да Гама (1498, 1502 гг.). Интересен тот факт, что португальцам был вручен жезл последнего христианского царя, правившего в Малабаре и умершего незадолго до прибытия да Гама. Поначалу в отношении малабарских христиан проводилась мягкая политика (христиане предоставили португальцам 25000 солдат и оказывали им всякую поддержку), но позднее римские прелаты стали склоняться к латинизации «малабарских язычников, которые суть христиане лишь по имени». В Гоа была образована католическая епархия с викариатством в Кочине. В 1540 г. в португальские владения на Малабарском побережье прибыл Франциск Ксавье (известный миссионер, сподвижник Игнатия Лойолы). В 1549 г., после смерти Малабарского (несторианского) митрополита Мар-Иакова Ксавье воспрепятствовал замещению митрополичьей кафедры клириком Антиохийского Патриархата. Тем не менее, патриарх Вавилонский Абдишо направил в Индию епископа Мар-Авраама, который, достигнув соглашения с католическим наместником, занял кафедру и правил до 1579 г. и перед назначил своим преемником архидиакона Георгия Круце (индийца). Возникли прежние проблемы с хиротонией, а в 1595 г. в Малабар прибыл ярый сторонник латинизации Алексио де Менецес (Менесис).

В 1599 г. по инициативе Менецеса состоялся церковный собор в Диампере. Собор повелел уничтожить все еретические (несторианские) книги, унифицировал литургические традиции Малабарской Церкви с католической обрядностью (дозволив в качестве богослужебного сирийский язык, употреблявшийся ранее), ввел положение о целибате клириков, установил юрисдикцию Священной Гоасской Инквизиции, а также осудил «учение о метемпсихозе, астрологию, языческие домашние обряды и прочие суеверия, распространенные среди малабарских христиан». Отношение подавляющего большинства клириков и мирян к решениям собора было до странности индифферентным. Так Малабарская Церковь фактически вошла в юрисдикцию Рима. Епископом Малабара был назначен ректор Кранганорской католической Семинарии иезуит Франциск Роз. Архидиакон Георгий Круце, так и не получив хиротонии, был отлучен в 1608 г. после неоднократных попыток католических иерархов склонить его к отказу от притязаний на митрополичью кафедру. Противостояние продолжалось и после смерти Георгия, который также избрал себе преемника (Фома Кампо).

В 1641 г. Фома обратился к Вавилонскому (несторианскому), Коптскому и Сиро-Яковитскому патриархам с просьбой о принятии его и верной ему церковной общины в свою юрисдикцию. Важно отметить, что Коптский и Яковитский патриархи являлись монофизитами. Беспрецедентным фактом в церковной истории является подобного рода обращение целой Церкви к исповеданию, диаметрально противоположному тому, что было принято в ней на протяжении столетий. Малабарских христиан более всего беспокоил вопрос о независимости, которая отнюдь не означала сепаратизма в отношении прочего христианского мира.

Когда португальские власти схватили и казнили присланного из Вавилона патриаршего представителя (епископ Агаттала), среди малабарских христиан вспыхнуло восстание, получившее название «восстание у Кунанского креста». Фома Кампо был рукоположен 12-ю священниками (неканонически) и возглавил Малабарскую Церковь, вышедшую из повиновения Ватикану.

После захвата малабарского побережья голландцами (1654-1663 гг.) католические клирики были высланы из страны. Были устранены также элементы католической литургической практики, отмене целибат. Однако небольшая группа не приняла новых «реформ» и осталась в общении с Римом (Римо-Сирийская Церковь).

В период британского господства в Индии Малабарской Церкви возникает несколько расколов, связанных с соперничеством различных иерархов. Возникли две большие общины, признававшие юрисдикцию соответственно Вавилонского и Яковитского патриархов. Соперничество между ними зачастую приобретало большую остроту. Предпринимались попытки сближения, но только в 1958 г. произошло окончательное примирение сторон. В настоящее время Малабарская Церковь является единым телом, если не считать небольшие группы, отошедшие прежде этого крупного раскола.

В настоящее время Малабарская Церковь активно занимается миссионерской деятельностью в разных штатах Индии. Существует 10 диоцезов, Семинария в Коттаяме, ряд благотворительных церковных организаций и студенческих обществ.

17 крутейших местечек, о которых бессовестно умалчивают путеводители

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Казалось бы, мы знаем все о нашей планете. Однако даже в самых популярных туристических местах можно открыть по-настоящему удивительные уголки — как созданные самой природой, так и возведенные руками человека.

AdMe.ru собрал для вас 17 крутых местечек, о которых вы наверняка еще не слышали. А один очень интересный бонус ждет вас в конце статьи.

17. Амфитеатр в Пуле, Хорватия

Одной из самых известных достопримечательностей Италии является римский Колизей. Однако в хорватском городе Пуле есть не менее красивый амфитеатр. Он был построен из дерева, а затем перестроен из камня в I веке н. э., вмещал до 23 тыс. человек и использовался для массовых зрелищ. В V веке с запретом гладиаторских боев сооружение стало постепенно разрушаться и разграбляться. В Средневековье арену приспособили для выпаса скота, ярмарок и рыцарских турниров, а в XX веке — для военных церемоний, парадов, театральных постановок.

16. Пещера Шондонг, Вьетнам

Пещера была открыта в 1991 году, однако ее изучение началось в 2009-м, а организованные группы туристов стали пускать совсем недавно. Шондонг называют самой большой пещерой в миреее протяженность более 9 км, а высота сводов такова, что под ними легко мог бы поместиться 40-этажный небоскреб!

Пещера образовалась из-за размытия известняковой горной породы, и теперь внутри нее есть своя экосистема с рекой и водопадом, уникальными растениями, животными, сталактитами и так называемыми пещерными жемчужинами — каменными образованиями из кальцита, которые формировались на песке под воздействием воды в течение сотен лет.

15. Колокольня на озере Резия, Италия

Озеро Резия образовалось в 1950 году в результате строительства гидроэлектростанции и дамбы и затопления двух деревень. Над поверхностью водохранилища возвышается колокольня, построенная еще в XIV веке. В связи с изменением уровня воды над озером периодически можно увидеть только верхушку башни с часами. Из-за сильных ветров на озере поднимаются волны, поэтому местечко нравится серферам.

Летом вокруг колокольни можно прокатиться на катере, а с приходом морозов туристы могут дойти до башни прямо по льду. Кроме того, по легенде, здесь все еще можно услышать колокольный звон, хотя сами колокола сняли с башни еще до затопления.

Читайте также:  Бхуванешвар - город любви - приключения в индийском Бхубанешваре

14. Менгиры Калланиша, Шотландия

Пожалуй, самым разрекламированным каменным сооружением Великобритании является Стоунхендж. Однако загадочный Калланиш на острове Льюис в Шотландии ученые называют крупнейшим памятником мегалитической культуры. Это 13 монументов и групп вертикально установленных, буквально выросших из земли камней высотой до 5 метров, образующих круги. За пределами круга установлены камни в форме, напоминающей кельтский крест, указывающий концами на стороны света. По одной версии, эти менгиры не что иное, как гигантский лунный календарь, по другой — древнее обрядовое место.

13. Природный мост Пон-д’Арк, Франция

Вдалеке от оживленных городских улиц на юге Франции в местечке Пон-д’Арк располагается природный мост с аналогичным названием. Он возвышается над рекой Ардеш, которая и вымыла в скалистой породе за сотни лет внушительную арку высотой 50 метров и шириной 60 метров. Здесь удивительно тихо и спокойно, в летний период проходят соревнования по гребле на каноэ. А недалеко от моста находится исторический памятник — древняя пещера Шове с наскальными рисунками возрастом до 30 тыс. лет!

12. Мадаин-Салих, Хегра, Саудовская Аравия

По сравнению с иорданской Петрой археологический комплекс Мадаин-Салих не так широко известен, хотя он является древнейшим сооружением Саудовской Аравии возрастом около 2 000 лет. Этот исторический город-памятник включает 111 скальных захоронений, башен, жилых помещений, храмов и гидротехнических сооружений древнего набатейского города Хегра, бывшего некогда центром торговли. Все постройки украшают скульптуры, барельефы, наскальные надписи.

11. Озеро Эльтон, Волгоградская область, Россия

Площадь этого удивительного соленого водоема —150 кв. км, что делает его самым крупным минерализованным озером в Европе. Его глубина не превышает 7-10 см летом и 1,5 м весной. Оно является важнейшим пунктом миграции куликов и журавлей, привлекает туристов необычными соляными пейзажами и бальнеологическими свойствами. Эльтонский природный парк, на территории которого расположилось озеро, является домом для нескольких сотен видов растений и животных, в том числе уникальных.

10. Кафедральное ущелье, национальный парк «Пурнулулу», Австралия

Национальный парк «Пурнулулу», внесенный в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, изобилует полосатыми горными кручами из песчаника, озерами, здесь уникальная флора и фауна. На его территории располагается огромное количество ущелий, одно из самых живописных — Кафедральное, представляющее собой настоящий природный амфитеатр с потрясающей акустикой.

9. «Лабиринт Орта», Испания

«Лабиринт Орта» — исторический и старейший парк в Барселоне, который был заложен в конце XVIII века как неоклассический сад. Это место, богатое живыми изгородями, клумбами, беседками, каналами, было излюбленным для проведения культурных и общественных мероприятий. Сегодня в парк может попасть небольшое число посетителей в день.

8. Часовня Сен-Мишель д’Эгиль, Франция

В небольшом городке Ле-Пюи-ан-Веле на юге Франции, на вершине отвесной 90-метровой скалы есть часовня, построенная в 962 году! До этого года на скале находились языческий дольмен и древнеримское святилище, и в целом все предания называют скалу священным местом. Часовня уникальна не только своим расположением, но и фресками, мозаиками, росписями, которые за всю историю ни разу не реставрировались.

7. Голубой пруд Биэй, Япония

Голубой пруд в префектуре Хоккайдо был создан после строительства дамбы как часть системы контроля процессов эрозии и защиты близлежащих районов от селей. Необычный ярко-бирюзовый цвет воды вызван естественной работой минералов и может меняться в зависимости от погодных условий и угла зрения. А торчащие из воды высохшие стволы деревьев только добавляют пейзажу фантастичности. Долгое время этот природный объект был закрыт для посещений и стал доступен всего несколько лет назад.

6. Залив Духов, мыс Реинга, Новая Зеландия

Мыс Реинга — это северная оконечность полуострова Аупоури в Новой Зеландии. Недалеко от берега бушуют опасные волны, а на горе стоит маяк, озаряющий все вокруг вспышкой каждые 26 секунд. К востоку от мыса располагается уединенный пляж с бледно-розовым песком. Местные аборигены верили, что душа после смерти отправляется именно на этот пляж, чтобы совершить последний рывок перед погружением в потусторонний мир. Поэтому это местечко считается священным и посетителям запрещается здесь есть. Добраться на мыс достаточно сложно, так как дорога частично пролегает через зыбучие пески, поэтому лучше отправляться с организованной группой туристов.

5. Мечеть Тин Мал, Марокко

Мечеть Тин Мал была построена в 1156 году в честь основателя династии Альмохадов и является одной из двух мечетей в Марокко, открытых для немусульман. Ее отличает удивительная архитектура, и с 1995 года мечеть входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Хоть мечеть расположена в горной деревне всего в 100 км от Марракеша, редкий турист знает об этом красивом местечке.

4. Мероэ, Судан

Мероэ — это древний город на территории современного Судана, столица нубийского царства Куш, зародившаяся еще в VIII веке до н. э. Здесь можно взглянуть на множество пирамид, в которых проводились захоронения знатных особ, остатки дворцовых стен, где короновали царей, а также купальни, храмы. К сожалению, к III веке до н. э. город пришел в упадок и от него остались только руины. Весь комплекс внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, однако немногие знают об этом местечке, посещая исключительно памятники Древнего Египта.

3. Лас-Позас, Хилитла, Мексика

Лас-Позас — это настоящий райский сад с сюрреалистическими скульптурами и фантастическими ландшафтами заброшенного города, которые начал создавать в 60-70-х годах XX века скульптор Эдвард Джеймс. Это нереальный коктейль из искусственных сооружений, буйной растительности, тропических цветов, водопадов и небольших прудов, где не встретишь четких линий, простых форм или законченных конструкций и буквально все поражает и заставляет мечтать.

2. Лагуна Гиола и Мраморный пляж, Тасос, Греция

На греческом острове Тасос, отделенный от кромки моря каменистым бордюром, находится небольшой природный бассейн в форме капли с чистейшей водой, именуемый Слезой Афродиты. По легенде, его создал Зевс для купания богини красоты. Словно покрывалом, с одной стороны бассейн прикрыт каменистым отвесом, с которого можно прыгать в воду, но будьте осторожны — глубина всего 3 метра! Незнакомому с местностью туристу найти лагуну Гиола будет достаточно проблематично, но пейзажи, открывающиеся на рассвете, стоят поисков!

На том же острове Тасос находится уникальный Мраморный пляж с чистейшей голубой водой и белым мраморным песком. Сочетание просто потрясающее! Но дорога к этому местечку достаточно трудная, да и пляжи практически дикие, так что придется запастись провизией и терпением, но путешествие того стоит!

1. Эллидаэй, Исландия

Эллидаэй — один из Вестманских островов у южного побережья Исландии. Это идеальное место, чтобы побыть в одиночестве и не слышать шума соседей, потому что здесь стоит всего лишь один дом, построенный еще в 1953 году. Постоянного населения на острове нет, но туристы приезжают сюда порыбачить, поохотиться за тупиками и попариться в сауне в домике.

Бонус: Настоящая Атлантида

Вот уже почти 2 тысячелетия ведутся поиски легендарной Атлантиды, ушедшей под воду примерно 9 тыс. лет назад. Ученые называют до 50 точек, где ее можно искать. Поэтому пока ни в одном путеводителе вы не встретите информации о точном местоположении этого легендарного города-государства. Но, как только мы его узнаем, обязательно вам расскажем!

Паломничество в Рим вместо Пути Сантьяго

Последние годы к святыне в Сантьяго-де-Компостела отправляется так много паломников со всей Европы, что пришла пора вспомнить о более старой и симпатичной Виа-Франчиджене — древнем пути паломников в Рим.

Более 100 000 паломников ежегодно нескончаемым потоком движутся в Сантьяго-де-Компостела, многим не хватает даже места для ночлега. Здесь трудно не почувствовать себя пассажиром «конвейера спасения души». А ведь на Виа-Франчиджене, или Дороге франков — знаменитом пути паломников от Кентербери, Британия, в Рим, во-первых, куда меньше народу. Во-вторых, даже если выберете короткий маршрут, вы увидите, как сменяют друг друга красивейшие пейзажи и культуры.

Пилигримы отправлялись в Рим с эпохи ранних христиан. Они пользовались римскими дорогами, по которым странствовал еще святой Августин в 596-597 гг. Паломники хотели поклониться мощам святых Петра и Павла, а заодно увидеть чудеса Вечного города. У нас и сегодня есть возможность пройти по следам паломников древней эпохи -весь путь или его часть

Вы можете представить себе, как маршировали римские легионеры по вымощенным базальтовыми плитами дорогам, которые и сегодня также прочны, как и в те дни. Вы пройдете мимо этрусских амфитеатров, которые считались древними уже тогда, когда мимо них проходили в Рим первые паломники. Задержитесь у римских храмов и терм, которые в изобилии расположены вдоль дороги.

Дорога, вырубленная в горной породе, приведет вас к альпийскому перевалу Малый Сен-Бернар и уютной монастырской обители. Здесь до сих пор выращивают преданных и отважных спасателей собак — сенбернаров. Затем вы проследуете по дорогам в Апеннинских горах, увидите карьеры ослепительно-белого мрамора, с которым работал Микеланджело. С Апеннинских гор вы спуститесь на идиллические, заросшие кипарисами холмы Тосканы, а оттуда выйдите на улицы города Сан-Джиминьяно, увенчанного бесчисленными башнями, и великолепной Сиене. Потом вы увидите обласканные солнцем деревушки и вулканические озера Лацио — области, где находится Рим.

Если испанский Сантьяго-де-Компостела, облаченный в суровый гранит, бесстрастно стоит как несгибаемый страж под ударами ветров и дождей, приносимых Атлантикой, то Рим нежится в теплом дыхании Средиземного моря. Город словно растворяется в море собственной красоты и богатейшего исторического прошлого. И лишь немного времени спустя волшебные образы Рима растают, и вам придется обратиться к повседневным заботам — отдохнуть, перекусить, найти место для ночлега. Но дойдя до Рима и насладившись его прелестью, вы ни разу не пожалеете о длинном и не всегда простом пути к святыне. Вся усталость вмиг исчезнет, когда вы увидите великолепные очертания колоннады Бернини. Ее портики напоминает руки, которые обнимают паломников, собравшихся перед огромным собором Святого Петра.

В Сантьяго-де-Компостела каждый второй гость кажется паломником, в Риме этого нет, там полно туристов. И это приятно осознавать!

А нужен ли вам путь сантьяго?

РЕКЛАМА С тех пор как в IX в. случилось чудо и обнаружились мощи святого Иакова, миллионы паломников побывали у его гроба в Сантьяго-де-Компостела. Вдоль дороги тянутся бесчисленные церкви, монастыри и приюты для паломников. Огромное количество людей посвятили свою жизнь заботе о пилигримах: обеспечивают им питание, ночлег, медицинскую помощь, занимаются строительством и ремонтом дорог.

АНТИРЕКЛАМА Как и около любой популярной достопримечательности, на Пути Сантьяго очень много народу. Тем более что часть из них просто хочет воспользоваться дешевыми или вовсе бесплатными местами для ночлега и другими удобствами и путешествуют на велосипедах или скутерах. В итоге пешим паломникам достаются худшие места, и то если повезет.

ВСЕ РАВНО ЕДЕТЕ? В любой пеший поход отправляйтесь налегке, но не забывайте о таких важных вещах, как удобная обувь, крем от солнца, солнечные очки, средство от насекомых и т.п. Планируя путешествие по Пути Сантьяго, избегайте жарких летних месяцев и праздников, посвященных святому Иакову (25 июля).

Большая часть Дороги паломников тянется по гребню Норт-Даунс. Дорога считалась старой уже в XII в., когда из Уинчестера, древней английской столицы, в первый раз пилигримы отправились поклониться гробу Томаса Беккера в Кентерберийском соборе. Ее построили 3000 лет назад, чтобы перевозить олово и железо из западных районов страны в Кент, а оттуда — в континентальную Европу. Временами дорога спускается в долину и проходит через замечательные города-ярмарки, такие как, например, Фарнхем и Доркинг. Из Кентербери можно двигаться дальше на юг по Виа-Франсиджане либо отправиться на север в Лондон по дороге, где путешествовали паломники эпохи Чосера.

Как добраться Уинчестер находится в часе езды по железной дороге с лондонского вокзала Ватерлоу. До Кентербери — 1,5 часа на поезде от Лондона (вокзалы Виктория или Чаринг-Кросс) и 20 минут от порта в Дувре и тоннеля под Ла-Маншем.

Когда ехать Климат в Южной Англии достаточно мягкий, отправляться в паломничество можно в любое время с марта по октябрь. В июле-августе вам, вероятно, понадобится бронировать гостиницы заранее.

В 1858 г. молоденькой крестьянке Бернадетте Сурбиру над городом Лурдом явилась Богородица. Сейчас Лурд — одно из самых посещаемых паломниками мест в мире. Ночная процессия с зажженными свечами, шествующая в базилику Богоматери Розарии, — это одно из самых трогательных событий в христианском мире. Хотя большинство паломников не планируют поход в Лурд, одно из ответвлений Пути Сантьяго ведет в этот городок. Дорога от Сен-Жан-Пье-де-Пор, идущая у подножия живописных Пиренейских гор, является, пожалуй, самым красивым участком Пути Сантьяго.

Как добраться Всего один час роскошной поездки на поезде отделяет Сен-Жан-Пье-де-Пор от Байонны, где есть международный аэропорт. С апреля по ноябрь в аэропорт Лурд-Тарб-Пиренеи летают чартерные рейсы.

Когда ехать Самые важные лурдские праздники в честь Богородицы приходятся на 11 февраля, 31 мая и 7 октября. Лучшее время для пеших походов — конец весны или ранняя осень.

В XI в. Тронхейм называли Северным Иерусалимом. Он завершал «паломническую розу ветров» с Сантьяго-де-Компостела на западе, Римом на юге и Иерусалимом на востоке. Большой кафедральный собор Нирадоса в Тронхейме — самый изысканный во всей Скандинавии. Он стоит над могилой Святого Олафа, норвежского короля, который ввел христианство на землях викингов в 1024 г. Паломники тысячами приходят к месту его погребения, чтобы поклониться святому и получить благословение. Дорога исчезла в XVI в. после Реформации. Но в 1970-х гг. Путь Святого Олафа из Осло в Тронхейм реконструировали. Старинные церкви и погребальные насыпи, которыми изобилуют здешние края, были отремонтированы, а по маршруту поставили указатели.

Как добраться В Тронхейме и Осло есть международные аэропорты. Между городами удобное воздушное и железнодорожное сообщение, также авиасообщение есть и с другими скандинавскими городами, например Копенгагеном и Стокгольмом.

Когда ехать В мае цветы вдоль дороги особенно хороши. Летние температуры благоприятствуют пешим походам. И солнце почти не заходит.

На правом берегу священной реки Алакнанды, в окружении священных гор Нар и Нараян стоит храм IX в., посвященный индуистскому богу Вишну. Тысячу лет паломники пешком приходили сюда за благословением бога Бадринатха. В наши дни большинство людей, не считая редких садху (аскетов), путешествующих лишь с сосудом для воды и зонтиком от солнца и дождя, — добираются в Бадринатх на транспорте.

Красочная дорога повторяет изгибы Ганга от долин ниже Ришикеша и тянется через Шринагар и Рудрапраяг, затем вверх, через непредсказуемые повороты и скалы Гималаев. Сразу за Джошиматхом лежит главная изюминка путешествия — почти легендарная Долина цветов. В этом национальном парке, расположенном на нескольких склонах на небольшом участке между Заскарским хребтом и Большими Гималаями, вы увидите немыслимо прекрасные луга альпийских цветов, мириады бабочек, редких животных и птиц, таких как снежный барс и беркут. После парка дорога снова идет вверх, к Бадринатху. Когда увидите густой пар из горячих источников Тапт-кунда, значит, Большой храм уже близко. Искупавшимся в теплых, целебных водах можно сходить поклониться Вишну. Потом погуляйте по окрестностям и посмотрите на окаймленный камнями след змея Шеш-наг и отпечаток ноги самого Вишну, оставленный в мощном валуне, называемом Чаранпадука.

Пилигримы, освеженные горячими источниками, могут совершить короткий поход в Ману — последнюю индийскую деревню перед границей с Тибетом, а также к живописным водопадам и ледникам Васудхары и Алкапури, по пути к которым находится пещера, где был сложен эпос «Махабхарата».

Как добраться Ближайший аэропорт расположен в Дехрадуне (320 км). Из Ришикеша и Харидвара регулярно ходят автобусы. На узких дорогах к Бадринатху действует сложная пропускная система для транспорта, поэтому выделите на поездку 2 дня.

Когда ехать Лучшее время для поездки — с мая по сентябрь. В сентябре храм закрывается, и в течение остального года в Бадринатх не попасть из-за скверной погоды и оползней. Лучший сезон в Долине цветов — в июле-августе.

В последние годы кживописной средневековой базилике Св. Франциска Азизского паломники приходят редко. Новый популярный у паломников маршрут связывает воедино несколько более коротких дорог, имеющих отношение к жизни Святого Франциска. Паломники смогут познакомиться с одним из пейзажей Италии. Этот путь начинается от бенедиктинского монастыря в Ка-мальдоли, расположенного в горном лесу, и спускается в долину Тибра, а потом проходит через несколько средневековых городов, как, например, Читта-ди-Кастелло и Сансеполькро.

Как добраться Камальдоли расположен в 12 км от железнодорожного вокзала в Поппи. Спелло находится в 30 минутах езды на поезде из Перуджи. У Ассизи есть железнодорожное и автобусное сообщение с международными аэропортами Перуджи, Флоренции и Рима.

Когда ехать Весна и осень — идеальное время для поездки. На Рождество в Ассизи тоже сказочно красиво, но большая часть дороги может быть покрыта снегом.

Читайте также:  Асаны и упражнения - Туризм. Путешествуем по миру с Гномом

2. История Сирийской Малабарской Церкви

Это наименование Малабарской Церкви скорее показывает ее связь с Сирийской, или Халдейской Церковью, литургического языка и уста­ва богослужений которой она придерживается до сих пор. В течение веков епископ, посылаемый Халдейским патриархом, осуществлял ду­ховную и светскую власть через административное лицо Малабарской Церкви — архидиакона. В древние времена индийские христиане еще назывались марфомитами, то есть последователями святого апостола Фомы 84 .

Древнейшим преданием об апостоле Фоме являются “Деяния святаго апостола Фомы”, написанные на сирийском языке в III веке. Со­гласно “Деяниям”, апостолу Фоме выпал жребий проповедовать в Ин­дии, однако он не хотел туда идти. Тогда Господь продал его одному индийскому купцу по имени Хаббан, который был приближенным ца­ря Гуандафара и искал архитектора для постройки дворца. Прибыв к царю и получив деньги на покупку строительных материалов, Фома раздал их нищим, а сам стал проповедовать Евангелие в окрестностях города. Спустя некоторое время царь, убедившись, что никакого дворца нет, и что вместо него ему обещают вечные блаженные обители на не­бесах, страшно рассердился и бросил Фому в тюрьму. Между тем брат царя Гад умер и увидел на небе прекрасный дворец, который был по­строен Фомой. Ему было сказано, чтобы, вернувшись на землю, он рассказал обо всем этом своему брату Гуандафару. Оба брата приняли христианство, так что апостол Фома вновь получил возможность про­поведовать Евангелие. Затем он посетил целый ряд других стран и в одном из городов близ нынешнего Мадраса был убит (72 г.) 85 .

Написанные, очевидно, между 180 и 230 гг. в месопотамской Эдессе, “Деяния” все-таки имеют историческое зерно. Это подтверждают золотые монеты царя Гуандафара, найденные в Кабуле и хранящиеся в музее Лахора (Пенджаб). Очевидно, власть Гуандафара простиралась на области Кандагар (Афганистан), западный и южный Пенджаб.

Сведения об апостоле Фоме рассеяны в творениях Отцов и учителей Церкви. Климент Александрийский в “Строматах” говорит о мучени­ческой кончине апостола Фомы 86 , не указывая место кончины. Святи­тель Григорий Богослов в своем 33-м слове к арианам называет Фому апостолом Индии. Святитель Иоанн Златоуст 87 , комментируя Послание к Евреям, говорит, что останки апостола Фомы, как и прочих угодни­ков Божиих, погребены на чужбине, хотя и не указывает, где именно. Святые Амвросий Медиоланский 88 , блаженный Иероним, Руфин, Си­меон Метафраст, церковный историк Сократ 89 , — все подтверждают, что апостол Фома проповедовал в Индии. Преподобный Ефрем Сирин в одном из песнопений, посвященных апостолу Фоме, говорит, что тот потрудился в Индии, а мощи его были перенесены затем в Эдессу. Псевдо-Софроний, которого принимают за блаженного Иеронима, в своем сочинении “О знаменитых мужах” (De viris illustribus) пишет: “Апостол Фома, как гласит предание, проповедовал Евангелие Господ­не парфянам, мидянам, персам, гирканам, бактрианам и маргианам. Умер он в индийском городе Каламине”. Одна сирийская рукопись V-VI веков имеет список равноапостольных святителей III и IV в., где сказано, что Индия и все окрестные страны до моря получили рукопо­ложение от Иуды Фомы. Он был здесь главой Церкви, которую осно­вал и устроил 90 . Таким образом, и устное предание южной Индии, и от­крытие большого количества римских монет в Керале и Мадрасе, дока­зывающее возможность путешествия из северной Индии в южную, и место погребения святого Фомы, и ранние следы христианства в этой стране, — все убеждает, что апостол Фома потрудился здесь.

Однако необходимо помнить, что Сирийская Церковь, в особенно­сти Эдесса, находилась в тесных канонических отношениях с Церко­вью Индии, которая в течение многих столетий брала из Сирийской Церкви епископов, а иногда и священников, и разделяла с нею одно догматическое учение. Еще с середины II века Евангелие через Адцая в Палестине решительно вошло в Эдессу, а к началу III столетия христи­анство было уже официальной религией страны. Даже после захвата Сирии 91 римлянами число христиан не уменьшилось, а Эдесса стала центром национальной Сирийской Церкви, которая активно участво­вала в спорах о времени празднования Пасхи, в заседаниях I Вселен­ского собора, а главное — в активной миссионерской деятельности, выходящей далеко за пределы страны. Именно в этот период особенно остро чувствуется неприязненное отношение к Западу, и на этой почве возникает потребность иметь свое христианство, независимое от грече­ского христианства Римской империи. В период несторианских и монофизитских споров Сирийская Церковь начала окончательно отде­ляться от всей Церкви. Однако и внутри самой Сирийской Церкви произошел раскол: в западных районах почти все стали монофизитами, а Восток стал несторианским. С этого момента начинается возвышение Селевкии-Ктесифона на Тигре, провозгласившего свою независимость (420) от Антиохии и ставшего духовным центром несториан. Несторианские Церкви, развивая миссионерскую деятельность, достигли степей Центральной Азии, Тибета и Китая (VIII в.). Они оказывали свое влияние и на запад, через испанских арабов вводя греческую культуру в Западную Европу, оказывали влияние на монголов. Однако с момента турецкого господства несторианская Церковь приходит в упадок, а вторжение курдов ее окончательно сразило. Тем не менее, находясь на протяжении веков в отрыве от остального христианского мира, она все же сохранила свое церковное предание и литургический тип.

О раннем христианстве в Индии имеются весьма скудные сведения. Хроника Соорта (или Сеерта) дает весьма интересные сведения об ин­дийском христианстве. Согласно этой хронике, епископ Басры (город в нижнем течении Евфрата) Давид во времена патриарха Папа около 295 г., оставив свою епархию, посвятил себя успешной миссионерской деятельности в Индии, подтверждением чему может служить тот факт, что, согласно Геласию Кизическому, в числе подписавших акты Пер­вого Вселенского собора был и епископ Персии и Великой Индии Ио­анн. И хотя Геласий свою историю Никейского собора написал в кон­це V в. (475), когда прошло уже полтораста лет с момента этого собы­тия, однако нет никаких оснований подозревать здесь отсутствие исто­рической достоверности 92 .

Предание Малабарской Церкви гласит, что обратившиеся благодаря проповеди апостола Фомы в христианство местные жители Индии, лишенные на длительное время иерархии, снова возвратились в идоло­поклонство. Епископу Эдесскому Иосифу во сне было открыто, что Индийская Церковь не имеет пастыря. Иерусалимский епископ пору­чил одному купцу по имени Фома, который родом был из Каны Месопотамской, узнать во время ближайшего путешествия в Индию о со­стоянии местных христиан. Вернувшись на родину, он рассказал о бед­ственном положении тамошней Церкви, и вместе с группой христиан в 400 человек, среди которых были епископ Эдесский Иосиф, пресвите­ры и диаконы, снова прибыл в Малабар, высадившись в 345 г. в Маланкаре. Очевидно, эти христиане Иерусалима, Багдада и Ниневии бе­жали из Персии, спасаясь от преследования царя Сапора II (309—379) 93 .

Колонисты были благосклонно приняты местными жителями, а от царя Сарума они получили землю и привилегии, начертанные на двух медных досках, которые хотя и погибли после 1544 г., однако их со­держание дошло до наших дней в португальском переводе, хранящемся в Британском музее.

Около середины IV в., согласно армянскому писателю Филосторгию, император Константин направил Феофила Индийского к омиритам и савеям. Посетив ряд индийских островов, тот исправил многое из того, что местные христиане искажали. Приблизительно в 470 г. Мана, епископ Ривардаширский, преподаватель Эдесской школы, на­писал на персидском наречии пехлеви церковные поучения, статьи, песнопения, и перевел с греческого на сирийский сочинения Феодора Мопсуетского, направив затем все это в Индию.

Первые вполне достоверные сведения о христианах Южной Индии дает Косма Индикоплевст (Индикоплов) в своей книге “Христианская топография” (VI в.) 94 , в которой описывает положение христиан этой страны. Он нашел духовенство и верующих на острове Тапробан (Цей­лон), в Малабаре, на острове Диоскорос. Местный епископ принимает хиротонию в Персии. На этом основании следует предположить, что местные христиане, поддерживая связь с Персией, были несторианами, потому что в конце V столетия несторианство в Персии возобладало. Эта связь с Персией поддерживалась и в VII в. Известно письмо несторианского патриарха Исояпа III (650-660) Map Симеону, митрополиту Ривардаширскому (Персия), где автор говорит об Индии, входившей в то время в юрисдикцию этого митрополита.

Ассемани, изучавший историю Индии, упоминает о прибытии 95 в Индию епископа Фомы Канаса (825), имевшего юрисдикцию над горо­дами Кранганор и Ангамали. К тому же периоду (823) относится осно­вание Квилона сиро-персидскими христианами, которые прибыли в Индию вместе с купцом Марваном Сапришо и сирийскими отцами Map Сапро и Map Афрасом и испросили у местного царя (последнего из династии Перумал) участок земли, на котором построили церковь, куда потом приезжали посылаемые католикосом Востока епископы и митрополиты. Они также получили (878) привилегии от ванадского ца­ря по имени Агиан на семи дощечках, из которых сохранились лишь пять. Местом поселения этих христиан была южная часть современ­ного Траванкора. В 1547 г. при раскопках в южной Индии на горе апостола Фомы, близ Мадраса, португальцы нашли два персидских креста. Оба высечены из черного камня, на вершине одного изображен голубь, а по краям надпись на пехлеви, которым пользовалась персидская ари­стократия при династии Сассанидов (226-651). Лишь на международ­ном съезде востоковедов в Оксфорде (1928) археологи-специалисты су­мели прочитать эту надпись, которая гласит: “Господи Иисусе Христе, помилуй Афраса, сына Кахарбухта сирийца, который сохранил этот крест” 96 . Специалисты относят эти кресты к VII или VIII вв. Очевидно, упомянутый Афрас сохранил эти кресты и сделал надпись, когда при­был в Индию в IX в. вместе с Сапришо. Третий найденный там же крест относится к X в. Найденные в 1921 и 1924 гг. на севере Траван­кора и на севере от Кочина два креста также подтверждают факт ран­него существования христианства в этой стране.

В данный период торговые отношения между Сирией и Индией уп­рочились еще больше, а постоянные поселения сирийских и персид­ских христиан на берегах Малабара гарантируют прямую связь Индий­ской Церкви с Церковью Сирии. Войны между Персией и Византией (420-422) вызвали страшные гонения на христиан Персии и в конце концов способствовали отделению Церкви Персии от Антиохийской Патриархии (424). Католикос Селевкии-Ктесифона возглавил Восточную Сирийскую Церковь, в которую входили 27 митрополий и 230 епархий Восточной Сирии, Месопотамии, Ирана, Аравии, Южной Ин­дии и Китая. Благодаря усиленной миссионерской деятельности несториан христианство распространилось среди тюркских и монгольских племен. Даже Мохаммед, основатель ислама, испытал на себе влияние несторианского учения. В Китае сохранился памятник Средней импе­рии в виде колонны Син-ган-фу, поставленной в 779 г. и подробно описывающей проникновение в Китай несторианских миссионеров в 681 г. 97 , а в войсках Чингис-хана были христиане-несториане. При ба­гдадском дворе несторианский католикос считался главой всех христи­ан и представителем всего христианства. Поэтому и для Индии он был духовным главой в течение тысячелетия.

Малабарская Церковь приняла несторианство в патриаршество Вавея, Вавилонского католикоса (497-502), и хранила его более девятисот лет. Некоторые склонны считать, что индийские христиане в течение длительного времени зависели от митрополита Ревардаширского, ка­федра которого находилась на юге Персии. Эта часть Халдейской Церкви была некоторым образом отделена от Селевкии с 585 г. до пат­риаршества католикоса Тимофея I (780—823), который боролся за вос­соединение этой митрополии со всей Церковью и который вывел Ин­дийских христиан из подчинения митрополиту Ривардаширскому, дав им митрополита-индуса. Согласно Абдишо (714—728), митрополит Ин­дии занимал в Халдейской Церкви десятое место и стоял перед Китай­ским 98 .

Усиление влияния Селевкии вызывало беспокойство среди индий­ских христиан, пытавшихся сохранить некоторую самостоятельность. На попытки католикоса Юсуфа II (628—646) возвратить под свою власть Церковь Индии малабарские епископы ответили: “Мы ученики апостола Фомы и никакого отношения к кафедре Мара не имеем”. Это заявление, однако, обосновано скорее националистическими причина­ми, чем догматическими разногласиями, потому что вышеупомянутый католикос Тимофей I хотя и дал индийским христианам митрополита, однако одновременно в своем послании к ним намекал на первенство Селевкии.

В христологических спорах христиане Малабара не участвовали, и для них несторианство оставалось на деле мертвой буквой. Живя в уда­лении от остального христианского мира, среди подавляющего боль­шинства индуистов и мусульман, они всегда считали себя членами единой Церкви, стремившейся к сохранению своего духовного насле­дия. Вне всякого сомнения они через купцов и путешественников зна­ли о церковной жизни на Западе, догадывались о путях развития бого­словской мысли, однако боязнь совсем затеряться среди мрака ислама и язычества удерживала их от окончательного разрыва с Селевкией. Отсюда становится понятным, почему малабарские христиане друже­любно приняли португальцев, доверчиво взирая на них как на испо­ведников истинной веры Христовой и пытаясь найти в них друзей и покровителей.

Многие средневековые путешественники свидетельствуют о сущест­вовании Церкви в южной Индии. В 594 г. католический монах Феодор, посетив Милапор, увидел там большой и богато украшенный храм, в котором служили монахи. В англо-саксонских хрониках упоминается, что в 883 г. в Малабарскую Церковь была направлена делегация во гла­ве с епископом Шербернским для выполнения обета короля Альфреда на могиле святого апостола Фомы, предстательством которого он побе­дил датчан. Эти эпизодические контакты продолжались в дальнейшем. В 1122 г. митрополит Индии, прибыв в Рим, получил от папы Каллиста II паллиум. В 1252 г. папа Иннокентий III основал миссионерское общество из францисканских и доминиканских монахов для проповеди Евангелия на Востоке. В числе многих представителей этого общества был известный миссионер Джон из Монкорне, находившийся в Малабаре около года (1291-1292) во время своего путешествия в Китай. Он проповедовал Евангелие индусам в Милапоре, крестив из них многие сотни. В 1293 г. венецианец Марко Поло 99 , возвращаясь из Китая, ви­дел в Милапоре храм апостола Фомы, который почитали не только христиане, но и мусульмане. В 1321 г. французский доминиканский монах Иордан Каталонский из Северака, францисканец Фома из Толедино, Иаков из Падуи, Петр из Сиенны и грузинский монах Димит­рий, отправившись из Авиньона, прибыли в порт Тхана (около Бом­бея). Здесь была небольшая несторианская община, которая и поведала миссионерам о христианах Малабара. Иордан первым отправился в Малабар, а оставшиеся были схвачены и умерщвлены за то, что не воз­дали должного почтения пророку ислама. Иордан Каталонский после успешной проповеди возвратился в Авиньон, был рукоположен во епи­скопа (1328) и в 1331 г. возвратился в Индию как епископ Квилонский, соорудив в Квилоне храм в честь святого Георгия. Итальянский купец Николо де Конти, который в период с 1415—1436 гг. не раз был в Ин­дии, говорит, что помимо Милапора, христиане здесь рассеяны, как евреи по Европе. Наконец Людовик де Вартема, посетивший в 1505 г. район Индии к северу от Квилона, говорит, что там живут христиане святого Фомы, что каждые три года туда приезжает священник из Ва­вилона, чтобы крестить их. Эти христиане перед Пасхой соблюдают очень строгий пост, совершают литургию как и греки, однако четырех именований: Иоанна, Иакова, Матфея и Фомы.

Таким образом, на основании этих отрывочных сведений можно су­дить, что в допортугальский период Малабарская Церковь представляла значительную организацию, полузависимую от Вавилонского католи­коса, стремившуюся к самоопределению и в то же время к налажива­нию контактов с Западом….

2. Синяя белка Кералы. Отчет о поездке на знаменитый индийский курорт

Текст статьи обновлён: 14.02.2019

В моем блоге, как вы заметили, открылась новая рубрика «Путешествия по Индии». Статьи для нее пишет мой давний читатель, ставший уже другом, Михаил Шмаков. Мне самому давно уже хотелось поехать в Индию, но сдерживали предрассудки, касающиеся того, что «там грязно, антисанитария и нищета». Так думает, наверное, половина путешественников, съездивших в отпуск в Индию. Другая, тоже значительная часть, снова и снова возвращается в эту загадочную, древнюю страну. И Михаил относится к их числу. По моей просьбе он и начал печатать этот эпичный отчет, с отзывами об отелях, пляжах и интересных местах в разных штатах страны. В первой главе мы познакомились с туристической меккой – Гоа, а сейчас давайте почитаем мнение о другом известном курорте в Индии – штате Керала.

Автор: Михаил Шмаков (fotki.yandex.ru/users/shmakov-misha2012)

Февраль 2012 года. Снова отпуск. Но случайности в выборе страны для путешествия уже не было. Под впечатлением от Гоа, мы сразу решили, что в Индию надо ехать еще раз. Оставалось только выбрать, куда отправиться на отдых. Просматривая странички турагентств с предложениями по Индии, я наткнулся на незнакомое название «Керала» и фотографию синей белки. Вот та фотка малабарской белки стала решающим аргументом в пользу данного штата.

— Белка!? — скажите вы.

— А что? Бывают поводы к путешествию и прозаичнее: Афанасий Никитин, купец из Твери, в 1468 году ходил за три моря коня торговать. К слову сказать — в Индию.

Как бы то ни было, синюю белку мы так и не увидели.

Фото 1. Туры в Индию, в Кералу. Малабарская белка

Зимородки, браминские коршуны (Brahminy Kite), бурундуки, приходящие в гости на балкон четвертого этажа отеля, вараны, прочая живность — да, а белку — нет, не видали.

Читайте также:  Конференция Национальной федерации индийских женщин в Лакхнау - Туризм. Путешествуем по миру с Гномом

Фотография 2. Индийский слон в Индии. Отдых в Керале. Отзывы туристов

Фото 3. Отдых в Керале. Фотоохота на цаплю

Фотография 4. Туры в Индию. Есть и белки, и бурундуки в Керале

Предваряя рассказ, скажу, что в Керале мы прожили всего пять недель: три — в феврале и две — в сентябре 2012 года. Я объединю свои отзывы и фотоматериал из двух путешествий по Малабарскому берегу в один рассказ. Как и на Гоа, наши впечатления фиксировали две камеры: зеркалка Canon EOS 500D, правда, уже в сентябре оснащенная двумя объективами L- класса Canon EF 17-40mm f/4L и Canon EF 70-200mm f/4L IS, и «мыльница», нахватавшая пятен на матрицу под сентябрьским ливнем в Дели, Panasonic Lumix DMC-TZ20. Особого профессионализма в фотографии я не приобрел, но получаться стало уже лучше. Так что, прошу вашего снисхождения и терпения.

Керала (കേരളം; Kerala; Keralam) — «земля кокосовых орехов», таков буквальный перевод с малаялама (основного языка штата), расположена на самом юге Индии, между Карнатакой и Тамилнаду, Арабским морем и Западными Гатами. Индийская Венеция — еще одно название Кералы из-за обилия рек и каналов.

По легенде, Бог Вишну бросил свой боевой топор с высоченной горы в Арабское море и на месте падения возник Малабарский берег Индостана. Первые обитатели этого берега появились здесь в начале первого тысячелетия до н. э. В третьем веке до н.э. Керала входила в состав дравидской державы Кералапутра, в 11-12 веках здесь правила династия Кулашекхара. Собственно, древняя история местных князей слабо известна.

В 1498 году Васко да Гама начал историю колонизации Малабарского побережья. Он же в 1503 году заложил первую португальскую крепость в Индии — теперь это крупнейший город Кералы – Кочин (കൊച്ചി, कोच्चि, Kochi, Коччи). Дальнейшая история — это череда войн между местными правящими семьями и португальцами, потом голландцами, затем между португальцами и голландцами и так до присоединения со статусом автономии в 1795 году к Британской Индии.

Вторая поездка в Индию обернулась совершенно новым опытом. Раньше, отправляясь в тур, от нас требовалось только самостоятельно доехать до аэропорта, дальше нас подхватывали заботливые руки туроператоров, доставляли в отель, сгоняя в табунчики, сопровождали на экскурсиях, строго следя за тем, чтоб мы не отбились от группы, и не тратили их драгоценное время, фотографируя каждый камень. Посещаемые курорты были давно раскручены, информации по климату, погоде, условиям проживания было в избытке.

В Керале наш турист — редкий гость. В основном, это — приверженцы аюрведы (буквально — знания о длинной жизни) — традиционной индийской медицины. Чтение случайных русскоязычных отзывов в интернете, скорее, вызывало вопросы, а некоторые вгоняли в ступор. До сих пор помню запись русской девушки: «Мол (гидросооружение, авт.) на пляже создает такую волну, что в море не войти!» Вот, поди ж ты! Кот Бегемот сказал бы: «Вранье, от первого до последнего слова». Я скажу мягче: девица, этакая Фима Собак, значение термина не знает, но слово красиво звучит — «мол!» Мол, думайте, как хотите.

Да и сайты турагентств либо перепечатывали друг у друга одно и то же, либо же давали, совершенно, полярные мнения. Взять, хотя бы, климат: если муссоны налетают дважды в год в июне-июле, и в октябре, заливая все дождем, то, как тогда может быть «… благоприятный сезон для туризма октябрь-март»?

О пляжах я еще расскажу, а вот климат… В Википедии всего две строчки: «Климат Кералы — влажный тропический, океанический, сильно зависит от сезонных муссонов. Среднегодовые температуры составляют от 25-27,5°С на равнинах до 20-22,5°С на восточных возвышенностях. Средний годовой уровень осадков 3107 мм: от 1250 мм в некоторых равнинных регионах до 5000 мм в восточном округе Идукки». Дмитрий Крылов, автор отличного путеводителя по Индии, указывает, что природа наградила Кералу двумя муссонами, второй значительно слабей первого, дожди льют: июнь-август, и ноябрь-декабрь, в январе дожди прекращаются вовсе. Как свидетель, добавлю, что в феврале купаться можно: дождик был один раз, ночью. В сентябре в море не войти: сильная волна с мощным течением, ливни накрывали периодически.

Чартеры из Москвы в Кералу не летают. В начале прошлого года слышал новость: одна из авиакомпаний решила открыть чартерное сообщение с Тируванантапурамом (столица Кералы, другое название – Тривандрум, തിരുവനന്തപുരം, Tiruvaṉantapuraṁ). Последние события в нашей экономике, думаю, поставят крест на этих планах.

Нам предстояло сделать пересадку в Абу-Даби, время стыковки полтора часа. Если в этом аэропорту вы в первый раз, то времени — в обрез. На лицах, некоторых читателей блога, предвижу снисходительную улыбку: что тут сложного? Повторюсь, для нас это был совершенно новый опыт. Я знаю несколько десятков английских слов, супруга английским владеет, но разговорный опыт напрочь отсутствует.

Сейчас уж словами не передать наши чувства в тот момент: ты — один на один в незнакомом месте, где люди говорят на всех языках, кроме русского, потоки туристов струятся в разные стороны, пересекаются и снова расходятся. Многоярусный зал, свод которого — застывший фонтан, огромный каменный цветок… Последовать за толпой невозможно, так как для большинства наших попутчиков это — конечная станция.

Посадка. Огромный аэробус заполняют индусы, редкие арабы, европейских лиц — десяток на весь аэроплан. Теперь-то нас это не удивляет: в Арабских Эмиратах полно индусов-гастарбайтеров. Иногда, целые деревни собирают на работу одного и он, работая грузчиком, уборщиком или строителем, содержит, если уж не деревню, то большую семью — точно (в ноябре прошлого года, на пляже Дубая мы болтали с индусом из Кералы — служителем отеля, который выдавал зонтики).

Тривандрум

Прилетели ночью. Встречает индус с табличкой, по-русски — ни слова, чуть-чуть говорит на английском. Сложность в том, что они произносят все буквы в слове, например, говорят «кукумбер» — так в их устах звучит огурец. А на формальный вопрос «how are you?» они ждут неформальный ответ. Как говорил выше, английским языком я не владею, и даже числительные в их исполнении понимаю со второго раза.

Въезжаем в город. Святая Корова! Как мы оказались в СССР 70-ых? Путешествовали в машине времени. Весь город украшен красными флагами, растяжками и портретами Ленина, Сталина и Че Гевары. Кое-где — портреты местных товарищей. По дороге в отель –та же картина и еще агитационные будки, исполненные в красном цвете. Все прозаичнее: Коммунистическая партия Индии победила на выборах в парламент Кералы первый раз в 1957 году. С тех пор штатом, попеременно, управляют Индийский национальный конгресс и левые партии (КПИ, Марксистская партия и множество мелких). В преддверии выборов избирательная компания шла полным ходом: на площади рядом с отелем чуть ли не каждый день партии проводили агитационные мероприятия, сопровождаемые музыкой, выступлением местной самодеятельности и раздачей еды. Некоторые перлы умиляли: помню песню, в которой повторялись имена Че Гевары и Кришны вместе, контекста не понимал, но соединение фигур завораживало.

Фото 5. Туры в Кералу. Индийский интернационал

Фотография 6. Отзывы туристов об отдыхе в Керале. Вожди

Фото 7. Или Тривандрум, или коммунизм в Керале. Туры в Индию

Деревня Ковалам (Kovalam) расположена в 15 километрах от столицы штата Керала. Отель Uday Samudra Beach. Четыре звезды на сайтах турагентств, над ресепшеном отеля — пять. Тут хитрость: если бы это был отель 5 звезд по международной классификации, то хозяину пришлось бы платить налог на роскошь. Так, по крайней мере, нам объяснили.

Фотография 8. Гостиница Uday Samudra Beach в штате Керала, Индия

Фото 9. Туры в Кералу. Один из постояльцев в отеле Самудра

Наш выбор отеля основывался на слове «beach» в названии — пляж. Что с пляжами в Керале что-то не так, поняли еще дома: полный разнобой мнений в отзывах побывавших. В описании отеля: «собственный пляж» — абсурд, так как в Индии все пляжи – общественные. Значит, просто, есть выход на оный, да и вообще — то, что он здесь есть.

Обычный номер, четвертый этаж, балкон с видом на крикетное поле, слева за пальмами — океан.

Раннее утро, но небо уже бледнеет, решили ложиться. За окном — шум прибоя, который иногда больше похожий на грохот, и негромкая индийская музыка: кто-то невдалеке лениво перебирает струны ситара. Если вы знакомы с индийской музыкой, то слышали этот зачин раги (raga — буквально «настроение», «эмоция», даже «страсть») — неспешный перебор струн повторялся из раза в раз. Думал, не засну. Убаюкало.

На память: звучали, повторяясь, первые ноты этой раги: aquarium.lipetsk.ru/MESTA/mp3/indian/Ragas-6-9/Raga_Alhaiya_Bilawal.mp3

Эта мелодия для времени от 6-00 до 9-00 утра. Сутки индусы делят по три часа, для каждого времени — своя рага.

Если первый день мог бы испортить настроение на весь отпуск, то второй — прервать совсем наше пребывание в Индии. Проспав до обеда, решили прогуляться по окрестностям и, заодно, перекусить — завтрак-то мы проспали. Вышли к пляжу. В привычном (для Гоа) смысле — его нет. Узкая, под приличным углом к морю, полоса желтого песка вперемешку с черным, из вулканических пород. Вид непрезентабельный. Слева – скала, заросшая кустарником, которую можно преодолеть по ступенькам. У подножья скалы — вечно дымящая помойка (скажу, забегая вперед), небольшая площадь с двухэтажными строениями по периметру, трибуна на зеленом газоне и въезд в отель Uday Samudra. Никакой ошибки: еще один отель с таким названием, отсутствует только «beach». От скалы вправо — знаменитый «мол», который на деле оказался дамбой из валунов, накрытой бетонными плитами, об нее и разбиваются волны прибоя. По всей длине пляжа стоят столики с зонтиками — прибрежные кафе.

Решили пройтись дальше, узнать, что там, за крикетным полем. Оказалось, эта территория принадлежит соседней «пятерке» Vivanta by Taj, расположенной на горе. Ухоженный парк, с одной стороны море, с другой — канал, где полно цапель, на бревне, торчащем из воды, сидит орел. Пляжа и здесь, как такового, нет: узкая песчаная полоса, накрываемая волной прилива. Еще дальше — рыбацкая деревня.

Фотография 10. Белые цапли встречаются повсеместно в Индии и Шри-Ланкею Отзывы туристов об отдыхе в Керале

Фото 11. В рыбацкой деревне. Отдых в штате Керала, Индия. Отзывы туристов

В парке — симпатичный ресторанчик. Выбрали напитки, заказали суп, салат, что-то еще. Салат в меню — «керальский». Представьте: огурец, разрезанный вдоль на 4-5 частей, сырая морковка — такой же «соломкой», какая-то еще трава и все это стоит вертикально в стакане. Счёт неприятно удивил. Сейчас, уж за давностью, не помню цифр, скажу так: в Керале мы тратили на еду в два раза больше, чем на Гоа, и это — с учетом того, что ходили ужинать на Light House Beach (пляж у маяка), где цены были значительно ниже, да и во всех смыслах веселее, чем на нашем Samudra.

Ужин доконал. Решив поужинать в отеле, выбрали один из ресторанов. Сделали заказ, ждем, попиваем пиво. Долго ждем. Приносят одну порцию. Про меня забыли. Расплатились за пиво, встали и ушли. Все. Хватит экспериментов, идем ужинать на пляж. Плеск волн, легкий ветерок, отражаясь в море, дрожат огни рыбацких лодок. Знакомая атмосфера и сервировка, но странность — бутылки с пивом обернуты в газету. Объяснение не удивляет: для торговли алкоголем нужна лицензия, но проще и дешевле решить проблему с представителями госорганов на личном уровне.

Новый день. Нам предстояло решить две задачи: понять, можно ли здесь купаться в море, т.к. обзор первого дня внушал опасения, второе — главное, как организовать экскурсии: встречающая сторона не выходила на связь. Да и, вообще, как разнообразить пребывание в этом месте. Еще накануне днем заметил странность — я не узнаю Ковалам, виденный мной на фотках и описанный в отзывах. Где симпатичная набережная с отелями и открытыми ресторанами на ней? Где маяк?

За завтраком поразил состав постояльцев: мало европейцев, русских нет, полно индусов, среди которых много молодожёнов. Их легко отличить. Прежде всего, не будучи женатыми, молодые не остаются наедине. Во-вторых, руки невесты от запястья по локоть унизаны тонкими браслетами (чудиян): обычно — оттенки красного, и покрыты узором выполненным хной. Теперь нас это не удивляет: туризм в Индии, кроме Гоа, в первую очередь, ориентирован на местного жителя.

Фотография 12. В индийской деревушке процессия индусов с Гнешой на плечах. Рассказ об отдыхе в штате Керала

Пройдя мимо бассейнов и заняв лежаки, двигаемся за калитку к морю. Через узкое песчаное пространство занятое рыбаками, тянущими сеть под местную «Дубинушку», преодолевая знакомую дамбу, входим в море. Несколько шагов по воде… Попадаем в размытую прибоем яму… Налетевшая волна накрывает нас с головой, переворачивает вверх тормашками, крутит через голову и оставляет на берегу, нахлебавшихся воды, со съехавшими купальниками и разбитой коленкой жены. Доставшийся трофей — заколка в виде морской звезды умилостивила владыку мирового океана Варуна и он сохранил нам наши души.

Фото 13. Штат Керала. Рыбаки в Индии

Фотография 14. Старик и море. Поездка в Индию, отдых в Керале

Больше мы здесь не рисковали. Позагорав немного у бассейна, поскучав без моря, решили отправиться в разведку за скалу. В одних купальниках (привычка с Гоа), да и солнце скрывало легкое марево, вперед к другим «берегам».

Фото 15. Вид со скалы на пляж Самудра (Samudra Beach), Ковалам. Знаменитая дамба

Вот это решение и определило, во многом, наш дальнейший отдых. Вид бухточки с пляжем, уставленным топчанами, и купающихся в море бальзамом пролился на душу. За этим пляжем угадывался другой, скрытый за небольшой горой валунов. На горе, впереди, виделся красивый отель, уступами спускающийся к воде. Туда и двинулись.

Фотография 16. Русские туристы на занятиях с «гуру». Аюрведические туры в Кералу, Индия.

Мимо торговцев изделиями из камня, группы русских, медитирующих под руководством гуру, по лини прибоя, небольшой мечети на пляже и индийских школьников, привезенных автобусами из других деревень, с веселым любопытством глазеющих на голых «белых», перешагивая сети и огибая лодки рыбаков — к Лиле (the Leela Kovalam Beach).

Фото 17. Туры в Индию из Москвы. Фотоотчет об отдыхе в штате Керала. Делим улов

В дальнейшем мы купались только здесь. Хороший небольшой пляж, правда, без топчанов и зонтиков (все это было чуть выше, за небольшим парапетом, но только для постояльцев отеля), зато широкая, пологая желтого песка полоса, спокойное море, полицейский, не подпускающий зевак к загорающим. Тут нет никакой брезгливости: можно сфотографироваться с одним, с двумя, с толпой — извините, утомляет и раздражает. Ну, а про индусов, пялившихся на обнаженных купальщиц-загоральщиц, написано горы.

Добавлю в их оправдание пару слов. Индусы — очень целомудренные и стыдятся своей наготы. Молодые люди общаются с девушками под присмотром старших, такова культура. Естественно, сидя на такой диете, будешь пялиться! Купаются индусы в море своеобразно (они свято верят, что владыка океана Варун накинет на шею петлю и утащит в пучину, за грехи), заходят одетые в воду по щиколотку, набегающая волна окатывает их с ног до головы, визг от восторга — до небес. Как правило, плавать индусы не умеют, кроме рыбаков и тех, кто получил заграничное образование. Купальник в Индии не купить — проверили на себе, пройдясь по магазинам в Дели (пропал багаж в аэропорту).

Фото 18. Впечатления об отдыхе в Керале. Индусы всегда купаются в одежде… И даже моются во дворе…

Здесь нам еще раз повезло — встретили земляков, они нам подсказали телефон русского гида. А через пару дней, прогуливаясь по деревне, увидели маяк и, ориентируясь на него, вышли на пляж у маяка — настоящий курортный центр Ковалама, скрывавшийся с другой стороны от мыса, на котором построена Лила.

Фотография 19. Развилка дороги в Коваламе, от нее спуск к пляжу у маяка. Туры в Индию, в штат Керала

Побережье в районе Ковалама, да и всего штата — это не многокилометровые пляжи Гоа, а череда бухт с пляжами. Попасть с одного на другой, порой, можно только вернувшись в деревню и заново спустившись в другом месте к морю, или, рискуя поломать ноги и ободраться колючками, пройти тропами через скалы (мы побывали также в Варкале, еще одном курорте, который рекомендуют для пляжного отдыха; всего таких мест, наверное, с десяток, а реально предлагаемых агентствами — три, на тот момент: Коллам, Варкала, Ковалам).

Ссылка на основную публикацию