Якутия откроет в ГУЛАГи доступ туристам

OpenTown Открытый город

Добро пожаловать

  • 1079 3
  • источник: www.mk.ru

    Якутские власти планируют привлечь туристов сталинскими лагерями

    Для туристов будут «переоборудованы» заброшенные лагеря Дальстроя НКВД и Янстроя на реках Ольчан и Ильнекан, лагеря на Сендученском месторождении, что в устье реки Делинья в Томпонском районе Республики Саха (Якутия). Такой проект был одобрен на коллегии министерства по делам предпринимательства и развития туризма Якутии. Руководитель ведомства Екатерина Кормилицына подчеркнула: «Сегодня ГУЛАГ имеет все шансы стать визитной карточкой для привлечения туристов, объектом научных исследований и экскурсионных поездок».

    Томпонский район находится на востоке республики. Административный центр Хандыга был построен заключенными в 1939 году, при прокладке дороги, связавшей Колыму с Якутией. Точнее, поселок представлял из себя лагерный пункт и пристань для речных судов на реке Алдан. До Якутска — 445 км. Живут небогато, вот и решили стоящие вокруг заброшенные зоны превратить в туристические лагеря. Местным жителям уже впору цитировать героев «Бриллиантовой руки»: «Будете у нас на Колыме, милости просим!» Ответ: «Спасибо, лучше вы к нам!» — уже не актуален. Задуман грандиозный туристический проект.

    Инициатором выступила глава села Тополиное Надежда Кладкина-Клышейко. Оленеводческое село от Хандыги отстоит еще почти на 300 километров. Главное событие здешних мест — пробег на оленьих упряжках «Кавалерия Заполярья». Главные достопримечательности — полуразрушенные сталинские лагеря.

    — Да, я лично презентовала проект, — говорит Надежда. — И теперь удивляюсь, как люди, не вникнув в суть, все переврали. Один из лагерей стоял прямо у нас в поселке. Всем селом мы решили создать на его базе мемориальный музей, увековечить память заключенных, которые здесь отбывали наказание, часто — без всякой вины, по ложным доносам. Лагерь был большой, в нем сидело больше тысячи человек. Многие здесь и сложили головы. Тут же кругом могилы. Есть кладбище, где хоронили только заключенных офицеров. Вместо имен и фамилий — номера. Родственники и не догадываются, где покоятся их близкие люди. Чтобы воздать погибшим — занялись поисковой работой. Ездили с экспедицией в Магадан, где находится архив НКВД, сделали копии с многих документов. Недавно еще отправили несколько запросов. Хотим восстановить имена всех, кто тут отбывал наказание, чтобы родственники могли приехать, поставить свечу и помолиться за своих близких.

    Мы же тут практически живем на костях. Это неправильно. Мы не хотим топтать чужие могилы, хотим всех жертв сталинского террора перезахоронить, и уже под своими именами. А рядом поставить часовню. Епархия нам пошла навстречу. Впервые в жизни к нам в поселок приехал священник, освятил место, где стоял лагерь, благословил нас на благое дело.

    Многие лагеря в округе стоят разрушенные, а у нас здания, где были бараки, штаб и кухня, сохранились. В них мой отец, Герой Социалистического Труда, который возглавлял поселок, организовал склады.

    Ведь как жили заключенные? У бараков каркас был деревянный, изнутри обит фанерой, снаружи обтянут брезентом или плотной тканью, до окон обложен тундровым торфом. Чтобы не замерзнуть, нужно было топить непрерывно печку-времянку, сделанную из разрезанной железной бочки. У нас хранятся воспоминания очевидцев. По утрам вместе с пайкой им давали иногда по рыбине. Всем также требовалось проглотить ложку коричневой мази из стланика, для профилактики цинги. Вечером в бараках при свете «колымки» — консервной банки, в которой ровным пламенем горел бензин, — заключенные подшивали валенки, били вшей, катая по скинутому белью бутылку.

    С местными жителями лагерное начальство и поселенцы жили дружно, порой помогая друг другу с продуктами. После смерти Сталина, в 1953 году, лагерь закрылся. Но остались многие вещи и предметы быта заключенных. Все это, как и письма, а также свидетельства очевидцев, будет представлено в музее. Мы хотим, чтобы наши потомки знали, кем и как были построены наши северные дороги.

    — Ваш проект рассчитан в том числе и на туристов?

    — Поселок у нас стоит в красивейшем месте, среди тайги и сопок. Еще он необычен тем, что стоит на отшибе, в одну сторону на 700 км — ни одного населенного пункта, и на 300 км в другую сторону — ни души. Все эти годы туризм хоть и в зачаточном состоянии, но существовал. К нам приезжало немало экстремалов, ученых, этнографов, которым интересно было узнать, как живут аборигены. Нас тут 900 человек, и мы все эвены, ныне — малочисленный народ.

    — Что будет построено?

    — Строить на месте, где располагался лагерь, мы ничего не будем. Это плохая примета. Рядом только возведем часовню. А уже на окраине поселка могут встать две небольшие гостиницы. Это поможет нашим жителям заработать. У нас же нет никакой промышленности, и в ближайшие годы не будет. Основное занятие тех, кто живет в поселке, оленеводство. Также мы можем развивать малый бизнес, всевозможные ремесла.

    — Где деньги возьмете на мемориал?

    — В этом плане мы и обратились в министерство по делам предпринимательства и туризма. Есть предприниматель, который будет помогать создавать нам мемориальный комплекс, в частности — привозить необходимые материалы.

    Хочу сказать, что у нас еще есть научная поддержка со стороны якутского университета. Студенты исторического факультета будут нам во время практики помогать в поисковой работе. Даст Бог, скоро в Тополином откроется мемориал.

    Александр ДАНИЭЛЬ, историк, член правления правозащитного общества «Мемориал».

    — История освоения Якутии — это по большому счету история сталинских лагерей. И они действительно являются визитной карточкой этого региона. Трагедия — это не унижающая составляющая, а зачастую возвышающая. У Якутии замечательная трагическая история. Эти два эпитета невозможно отделить один от другого. Важно сохранить память о ГУЛАГе, об эпохе террора. Умолчание — это тихая надежда вернуться к прежнему злу. Я не считаю, что нужно превращать в музеи абсолютно все лагерные зоны, а только наиболее значимые из них. И я не вижу большой беды в том, что они будут совмещены с туристической индустрией. Такие проекты уже существуют. Например, мемориальный музей «Пермь-36», созданный на месте трудового лагеря для политзаключенных, где отбывали наказание Владимир Буковский, Сергей Ковалев, Юрий Орлов, Леонид Бородин, Валерий Марченко. Появление подобных комплексов, где посетителям показывают жилые бараки, штрафной изолятор, контрольно-пропускной пункт, предметы быта заключенных, почему-то всегда вызывает очень бурную реакцию, что мне не совсем понятно.

    Тем, кто кричит, что нельзя использовать ГУЛАГ с коммерческими целями, я хочу сказать, что туризм — это вообще вещь коммерческая.

    Константин КУКСИН, известный этнограф, путешественник:

    — Я много путешествовал по Якутии. Видел немало бывших сталинских лагерей. По берегам рек стоят полуразвалившиеся бараки, кругом мотки ржавой колючей проволоки, обвалившиеся вышки. Рядом кладбища: многочисленные столбы с номерами. Жуткое зрелище. В многочисленных лагерях Дальстроя отбывало наказание около 750 тысяч заключенных, и почти пятая часть из них остались лежать в якутской земле. В любом месте там можно чуть ли не по пояс провалиться. Как организаторы туда собираются водить экскурсии, непонятно. Чтобы на месте этих зон оборудовать мемориалы — нужны немалые средства. Дороги в тех местах только те, что построили еще зэки, в половодье их размывает.

    Бывшие лагеря — это прежде всего места скорби. И визитной карточкой они быть не могут. Республике есть чем гордиться, это уникальная культура, знаменитое якутское золото и алмазы.

    • Facebook
    • Twitter
    • Вконтакте
    • Одноклассники Мой мир Google+ LiveJournal Подписаться

    0 комментариев *

    Осталось достать Сталина из могилы и туристам за плату показывать.

    Лена, Вы написали хорошую статью. Мне очень не понятно почему многие мыслящие пользователи сайта не поддерживают своих единомышленников. Когда я пишу пост, то на него реагируют только путиноиды, а Вы, приверженцы настоящей демократии, не считаете нужным поддержать. Вы ведь не лентяи и если со мной не согласны, так прореагируйте. Всего Вам хорошего.

    Валентин, статью написала не я, но все равно спасибо! Лично я Вас всегда поддерживаю, хотя бы плюсами.. Мыслящих пользователей сайта, отсюда по-потихоньку вытесняют.. .. Остаются только самые стойкие. . Хотя ведь можно вести спокойно диалог с людьми разных взглядов без наездов и упреков, простыми убеждениями и выражением своей позиции. Полагаю пользы было бы больше, да и общение интереснее.

    Тюрьма без решеток: лагеря ГУЛАГа занимали одну третью часть территории Якутии

    День памяти жертв политических репрессий отмечают сегодня в России

    “Тюрьмой без решеток” окрестили Якутию из-за своего отдаленного расположения с суровыми климатическими условиями и труднодоступностью. Именно по этой причине в годы сталинизма здесь раскинулись исправительные лагеря – ГУЛАГ. Они занимали почти 1 млн кв метров от территории республики. Отголоски ГУЛАГа по сей день напоминают о периоде политических репрессий в виде одиноких развалин, встречающихся в северной части Якутии. День памяти всех измученных дармовой работой, голодом и холодом узников — жертв политических репрессий отмечают в России сегодня, 30 октября, сообщает ИА YakutiaMedia.

    Тюрьма без решеток: лагеря ГУЛАГа занимали одну третью часть территории Якутии. Фото: Yak

    По данным ФСБ, на территории Якутии располагалось 105 лагерей ГУЛАГа. Они находились в самых суровых и труднодоступных районах — в Томпонском, Оймяконском, Верхоянском улусах, на побережье Ледовитого океана, в дельтах рек Лены, Колымы, Яны, а также на границе с Чукотской и Магаданской областей. В этой части с помощью трудовой силы заключенных ГУЛАГа происходило освоение новых территорий и их полезных ископаемых. Кроме того, в Якутии берет начало знаменитая “дорога смерти” — федеральная трасса “Колыма”, которая была проложена буквально на костях репрессированных ученых, поэтов, артистов, учителей, военных специалистов и врачей.

    Долбить кайлом гигантские скалы и укладывать камни в основание дороги доставили 300 человек. Через год работы из них осталось всего 46.

    Тюрьма без решеток: лагеря ГУЛАГа занимали одну третью часть территории Якутии. Фото: YakutiaMedia

    За невыполнение плана по строительству трассы людей приговаривали к расстрелу. Так, из документов расстрельных актов, 4 февраля 1938 года было расстреляно 56 человек, 5 февраля – 17 человек, 24 февраля – 204 человека, 4 марта расстреляли 94 человека, 7 марта – 70, 8 марта – 64, а в период с 10 по 14 марта было расстреляно 253 человека.

    Многие погибли от простого бесчеловечного обращения, голода, ужасного холода, болезней, издевательств со стороны персонала лагерей.

    Наиболее известными лагерями в Якутии являются “Алданлаг”, “Алданстрой”, “Джугджурлаг”, “Зырянлаг”, “Индигирлаг”, “ИТЛ № 11”, лагерное отделение “Ожогино”, “Немнырлаг”, “Янлаг”, “Янстройлаг”.

    “Алданлаг”, также известный как “Алданзолото” располагался в поселке Алдан Алданского улуса. Был открыт в июне 1947 года и закрыт в апреле 1953 года. Максимальное единовременное количество заключённых достигало более 3,5 тысячи человек. Основным видом производственной деятельности заключённых была добыча золота, горные и земляные работы, строительство и лесозаготовки.

    Тюрьма без решеток: лагеря ГУЛАГа занимали одну третью часть территории Якутии. Фото: Михаил Черемкин

    “Алданстрой” находился в поселке Хандыга Томпонского улуса республики, где функционировал с 1941 по 1943 годы. Основным видом производственной деятельности заключённых было дорожное строительство на трассе Хандыга — Кадыкчан. Максимальное единовременное количество заключённых достигало более 7,5 человек.

    В Хандыге также находился Янстройлаг. Заключенные были привлечены в дорожное строительство, обслуживание дорог, добыча угля, лесозаготовки, сельскохозяйственные работы. Максимальное единовременное количество заключённых достигало 4,4 тысячи человек. Янстройлаг закрыт не ранее 1954 года.

    Управление “Джугджурлага” располагалось в Якутске и работало с 1947 года по 1953 год. Заключённые добывали золото и трудились на горных, геологоразведочных и строительных работах. Максимальное единовременное количество заключённых достигало до 2 тысяч человек.

    На Колыме размещалось управление “Зырянлага”. Был организован не позднее 1951 года, через год был реформирован из лагерного отделения в исправительно-трудовой лагерь, а в 1953 вновь стал лагерным отдлелением. На следующий год был закрыт. Основным видом производственной деятельности заключённых было обслуживание Колымо-Индигирского речного пароходства и погрузочно-разгрузочные работы, строительство узкоколейной железной дороги, добыча угля, лесозаготовки. Максимальное единовременное количество заключенных достигало до 3,3 тысяч человек.

    В поселке Усть-Нера Оймяконского улуса республики почти на протяжении 10 лет, с 1949 по 1958 годы, размещался “Индигирлаг”. Максимальное единовременное количество заключенных в нем достигало более 13,8 тысяч человек.

    Добычей радиоактивных ископаемых, строительством и геологоразведкой занимались заключенные ИТЛ № 11, которое располагалось сначала в поселке Алдан и позднее в поселке Чульман. Максимальное единовременное количество заключённых достигало 4,6 тысяч человек. Управление было открыто в 1948 году и закрыто в 1952 году.

    В Чульмане также в 1951 году располагался “Немнырлаг”. Позднее управление перешло в поселок Томмот Алданского улуса. Здесь добывали слюду, а также трудились на строительных и сельскохозяйственных работах. Максимальное единовременное количество заключённых достигало 2,4 тысяч человек. Немнырлаг был закрыт 29 апреля 1953 года.

    Тюрьма без решеток: лагеря ГУЛАГа занимали одну третью часть территории Якутии. Фото: Istpamyat.ru

    Управление ЛО Ожогино размещалось в посёлке Ожогино Абыйского улуса. Основным видом производственной деятельности заключённых было дорожное строительство и горные работы.

    В Верхоянье в 1949 году был образован Янлаг. Максимальное единовременное количество заключённых достигало 7,2 тысяч человек. Основным видом производственной деятельности заключённых были горные и геологоразведочные работы, строительство, лесозаготовки, обслуживание Янского речного пароходства. Управление было закрыто в декабре 1956 года.

    Оловянную руду добывали с помощью дармовой рабочей силы заключенных Управления Янского горнопромышленного ИТЛ Дальстроя, организованного в 1941 году. Максимальное единовременное количество заключённых достигало 3 тыс. человек. Закрыт в 1944 году.

    Сегодня ГУЛАГ имеет все шансы стать визитной карточкой Якутии для привлечения туристов. Напомним, власти республики были намерены привлекать людей для научных исследований, экскурсионных поездок. Так, планировалось “переоборудовать” под туристов лагеря Дальстроя НКВД и Янстроя на реках Ольчан, Ильнекан и в Томпонском улусе.

    Якутское олово на костях

    “Тюрьмой без решеток” называли Якутию во времена репрессий из-за огромных территорий и сурового климата. В годы сталинизма расположенные здесь 105 лагерей ГУЛАГа занимали почти треть площади региона. Заключенных отправляли в самые труднодоступные районыв Томпонский, Оймяконский, Верхоянский, где бесплатная рабочая сила осваивала новые территории, строила села и дороги, разрабатывала месторождения. От голода и мороза здесь погибли тысячи заключенных. Сегодня добраться до многих из этих мест просто невозможно.

    В конце августа группа молодежи из Верхоянского района Якутии отправилась на гору Кестер. Туда, где еще несколько десятилетий назад располагался рудник и Янский исправительно-трудовой лагерь. Останки большинства других учреждений ГУЛАГа, разбросанных по всей северной Якутии, сегодня практически недоступны, а к тому, что сохранилось от Янского ИТЛ, по-прежнему ведет прямая, как стрела, дорога – 64 километра от поселка Батагай по возвышенностям и лесам. Местные жители говорят, что сам Сталин начертил линию от обогатительной фабрики до горы Кестер, не обращая внимания на сложности рельефа. Прокладывать путь пришлось узникам Янлага, многие из которых, не выдержав тяжелой работы, здесь навсегда и остались.

    С каждым годом добраться до Кестера становится все сложнее. Размытая в двух местах трасса ведет через непроходимый лес к рудоносной горе высотой в 1271 метр. Уже наверху узкая гравийная дорога тянется серпантином по краю каменистой осыпи. Здесь нет деревьев, лежит лишь камень – рудное поле, которое 80 лет назад ценили выше человеческой жизни. Нынешним летом в этих местах вновь прошла ставшая уже традиционной акция “Кестер – ты наша боль”, которую проводит районное управление социальной политики.

    – Лагеря ГУЛАГа – страшный отголосок тоталитарной системы советского государства, – говорит главный специалист управления Дмитрий Габышев. – Наш Верхоянский район с царских времен был местом политической ссылки, а в годы СССР еще и местом по добыче полезных ископаемых, где применялся каторжный труд заключенных. Тюрьма без решеток, вокруг одни горы, даже при большом желании и старании невозможно было сбежать и выжить. Акция была посвящена увековечиванию памяти заключенных Янской системы лагерей, чтобы мы, современная молодежь, помнили и знали, какой ценой строилось для нас будущее.

    В 1937 году на горе Кестер московский геолог Порфирий Прокопьевич Епифанов открыл месторождение олова и редких металлов. В те годы северо-восточная Якутия была малоизученна, и любая находка на этой земле была чрезвычайно важна для советской экономики, во многом зависевшей в то время от труда заключенных. На базе крупнейшего из обнаруженных Епифановым оловоносных месторождений, Эге-Хайского, в 1938-м началось строительство рудника, здесь же заложили поселок. Позже это месторождение и местная обогатительная фабрика стали лидерами отрасли в масштабах всей страны.

    В конце 1940-го все строительство в окрестностях передали НКВД, и вскоре в Верхоянске появились лагеря заключенных с бесплатной рабочей силой. Первым из них стал Эге-Хайский ИТЛ №6. Следом за ним – лагерный пункт горы Кестер. Спустя восемь лет подобных точек здесь было уже 22, и все они вошли в Янлаг, подчиненный Дальстрою НКВД. Заключенные прибывали сюда из Магадана. На грузовых кораблях их везли до устья реки Яны, где переводили на баржи и доставляли до пристани Батагай, откуда распределяли по лагерным пунктам. Иногда этот путь приходилось проделывать пешком.

    “Это сотни и тысячи километров пути в основном по бездорожью в диких нечеловеческих условиях, – писал в своих воспоминаниях геолог Аркадий Вишневский. – Можно только догадываться, сколько людей погибло в пути, так и не добравшись до места каторжных работ. Уже на месте заключенных использовали на самых трудных физических работах: в шахте, на строительстве, прокладке дорог, добыче руды, лесозаготовках и лесоповалах. Они бригадами в 30–40 человек под надзором охранников каждое утро после переклички выходили на работу, а вечером, после обыска, вновь попадали за колючую проволоку. И так изо дня в день, из месяца в месяц на протяжении многих лет. Немногие выдержали полный срок, как говорили, “от звонка до звонка”. Как это ни печально, но становление поселка Батагай, где мне предстояло жить и трудиться, в значительной мере связано с трудом невольников сталинских лагерей”.

    На вершине горы Кестер – абсолютная тишина. Вокруг лишь горы и тайга, до горизонта нет и намека на населенный пункт. Бежать отсюда некуда. Первое, что бросается в глаза – не ледяная красота природы, а огромные кучи оловянной руды, которую заключенные добывали в шахте, изо дня в день долбя киркой камень. Эту каторгу не могла отменить никакая погода – ни пронизывающая пурга, ни 50-градусный мороз. Зимой 1953-го, когда объявили амнистию, люди, побросав все, уехали отсюда кто куда. Сегодня эта груда камня никому не нужна, она стала памятником заключенным Кестера – тем, кто не дожил до освобождения.

    Точных данных о количестве узников Янлага, составе контингента, официальных причинах их заключения в исправительный лагерь сегодня нет.

    – Тема Янлага остается полностью закрытой, – рассказывает доктор исторических наук Павел Казарян. – У нас нет данных о количестве, именах заключенных, их личных дел. Вся эта информация в советский период по понятным причинам была засекречена. Сегодня документы хранятся в Магадане, так как Янлаг являлся частью Дальстроя. В открытом доступе есть бумаги, посвященные хозяйственной деятельности предприятия, а того, что касается заключенных, – нет. Необходимо специальное разрешение, чтобы получить эти данные. Пока мы ими не владеем.

    Одновременно в лагере находилось от 200 до 1000 человек, считает бывший директор краеведческого музея Верхоянска Варвара Кириллина. Она уже много лет изучает старые постройки ГУЛАГа на территории района и пришла к выводу, что заключенные размещались в небольших бараках примерно по сто человек в каждом. Спать приходилось на двухъярусных нарах, укрываясь остатками ткани из старых ватников. Зима в Верхоянье суровая, особенно на вершине горы. Стены промерзали и покрывались льдом, на полу не таял снег.

    Выдержать такие условия было под силу не каждому, кто-то умирал, кто-то пытался бежать. Искать и находить беглецов активно помогало местное население. Павел Казарян приводит в пример случай, датированный 15 сентября 1943 года, когда начальник Дальстроя наградил почетной грамотой и деньгами ученика 4-го класса школы колхоза им. Ворошилова за поимку бежавшего из лагеря осужденного, который отбывал 8 лет по 58-й статье за контрреволюционную деятельность.

    В 1952 году из лагеря на горе Кестер бежало девять политических заключенных – об этом писала газета “Труд”. Шестерых из них убили при задержании, троих вернули на каторгу. Чтобы запугать остальных, охранники отрубили у убитых кисти рук и бросили их возле ворот лагеря.

    – Я побывал на горе Кестер этим летом впервые, – рассказывает 19-летний житель Батагая, студент Егор Старостин. – Очень давно хотел съездить, но так как не любая машина туда проедет и не каждый захочет отвезти, удалось выбраться только в этом году. На горе очень тяжелый воздух, мне было сложно дышать, и сама обстановка как будто давящая. Столько пустых бочек, разрушенных построек, бывшая шахта и везде булыжники, которые вывозили. Сложно представить, как там могли жить и работать люди. Нам еще в школе рассказывали про лагеря и заключенных, но когда все это видишь своими глазами, то испытываешь другие эмоции. История полетела перед глазами. Очень тяжелое место.

    ​29-летний Николай Габышев, связист из Якутска, бывал в окрестностях Батагая еще ребенком, знает, что в местных лагерях было много жертв, слышал от отца об усыпанных человеческими костями склонах сопок вблизи штолен. Тем не менее свое отношение к Сталину он определяет скорее как нейтральное:

    – Я видел, как местные комсомольцы и коммунисты из КПРФ собирали подписи за установку памятника Сталину. Про него не могу сказать ничего ни хорошего, ни плохого. Отношусь нейтрально, знаю, что в Якутске установлен его бюст. А к памятникам истории я отношусь положительно, историю страны нужно знать, и я не против.

    С годами месторождение обеднело, заключенных бросили на переработку отвалов, заставили вскрывать старые рудники. Но, несмотря на использование рабского труда, добыча олова стала нерентабельной, и сразу после развала ГУЛАГа шахту закрыли. Через 20 лет прекратили свою работу рудник Эге-Хая и Батагайская обогатительная фабрика.

    ​В самом Батагае родственников заключенных уже не найти. Большинство освобожденных сразу покинули эти места в конце 50-х. Оставшиеся прожили короткую одинокую жизнь. В те времена в походы на гору Кестер часто водили местных школьников. Была среди них и бывшая жительница Верхоянского района Наталия Жукова.

    – Тогда еще были видны остатки лагеря, так как программа репрессий и трудовых лагерей была закончена только в 57 году, – вспоминает она. – А в пионерском лагере “Юттях” мы отдыхали каждое лето, путевки выделялись родителям через профком. Попасть в лагерь было нелегко. Как оказалось позже, “Юттях” был местом ссылки заключенных, в основном, по злополучной 58-й статье. В поселке Эге-хая по этой статье в “исправительный трудовой Янлаг” было сослано много интеллигенции, среди них учителя, врачи, инженеры. Они и несли культуру в наш поселок.

    Сегодня остается лишь догадываться, сколько человек погибло за колючей проволокой Янского ИТЛ. Местные жители рассказывают, что охрана выносила трупы за территорию зоны, где их укладывали штабелями, а затем скидывали в траншеи и засыпали дерном. Захоронения узников лагеря не обнаружены до сих пор.

    Сообщества › Клуб Путешественников › Блог › Как живут на Колыме сегодня? Немного об отдаленных районах Якутии.

    В многих тысячах километров из Москвы на Восток, в суровом Якутском краю, на берегу широкой Колымы расположилось несколько поселков — центров жизни в этих непростых местах.

    С одной стороны они зажаты Момским хребтом и хребтом Черского, а с другой — большой Восточно — Сибирской рекой — Колымой.

    Их знает каждый, кто держит путь на Чукотку зимой по зимнику “Арктика”. Только там можно заправиться топливом, согреться, найти теплый гараж, магазин и какую-никакую помощь. А ведь между этими поселками сотни километров безжизненной тундры.

    Вообще, если говорить об истории этих мест, то первый острог был основан в этих краях еще в середины XVII века, но вот полноценное освоение региона началось в начале 30-х годов XX — века с появлением Дальстроя в системе ГУЛАГа.

    Мы оказались в тех краях не случайно, а по — пути на Чукотку.

    В самый разгар якутской зимы, когда термометр за окном редко показывал в дневные часы теплее -45С, а в ночные -52С. Когда по звуку металла за окном автомобиля можно определить, что температура опустилась ниже -50С.

    Поселок был основан в далеком 1937 году как часть Дальлага для разработки каменного угля. Лагеря закрыли в 1954 году, а предприятие действует и по сей день, снабжая углем не только соседние районы, но даже и Чукотку.

    В поселке есть порт, аэропорт, школа, детский сад, магазины, АЗС, ДЭС, дворец культуры, отделение Сбербанка и еще несколько небольших частных предприятий.

    Вся жизнь в Арктических поселках крутится вокруг тепла и инфраструктуры, можно сказать, что это сердце поселка — котельная.

    Уголь в таких поселках обычно хранится на улице, за котельной. Работа кочегара состоит в том, чтобы набрать раздробленные куски угля и подавать в печь.

    Сейчас в поселке строят уже Мини-ТЭЦ и прогресс не стоит на месте.

    Основной жилой фонд в поселке — это деревянные двухэтажные дома, возрастом 50-60 лет.

    Учитывая, что это территория вечной мерзлоты, теплотрассы идут здесь незамысловато поверху, укутанные в большой слой утеплителя.

    В качестве гаражей, жители использует около подъездов контейнеры. Ну то обычная практика в этом регионе.

    Но есть в поселке и капитальные здания из кирпича, они относятся к “поздне-советскому” периоду.

    Цены на топливо также находятся в прямой зависимости от транспортной доступности. Они как правило выше на 10-15%, чем в Якутске. Но здесь, как ни странно, еще встречается настоящее ДТ “Арктика”.

    Поход же в продуктовый магазин сродни визиту в музей цен. Сосиски по 600р за упаковку, макароны по 130р, упаковка чая по 400р в 2016 году.

    Ну а нам пора дальше — в следующей части расскажу про Среднеколымск и Андрюшкино.

    Якутское олово на костях

    В сталинские годы Якутию называли “тюрьмой без решеток” из-за огромных территорий и сурового климата: сбежать из местных лагерей было невозможно.

    В годы сталинизма расположенные в Якутии 105 лагерей ГУЛАГа занимали почти треть площади региона. Заключенных отправляли в самые труднодоступные районы — в Томпонский, Оймяконский, Верхоянский, где бесплатная рабочая сила осваивала новые территории, строила села и дороги, разрабатывала месторождения. От голода и мороза здесь погибли тысячи заключенных. Сегодня добраться до многих из этих место просто невозможно.

    В конце августа группа молодежи из Верхоянского района Якутии отправилась на гору Кестер. Туда, где еще несколько десятилетий назад располагался рудник и Янский исправительно-трудовой лагерь. Останки большинства других учреждений ГУЛАГа, разбросанных по всей северной Якутии, сегодня практически не доступны, а к тому, что сохранилось от Янского ИТЛ по-прежнему ведет прямая, как стрела, дорога – 64 километра от поселка Батагай по возвышенностям и лесам. Местные жители говорят, что сам Сталин начертил линию от обогатительной фабрики до горы Кестер, не обращая внимания на сложности рельефа. Прокладывать путь пришлось узникам ЯнЛага, многие из которых, не выдержав тяжелой работы, здесь навсегда и остались.

    С каждым годом добраться до Кестера становится все сложнее. Размытая в двух местах трасса ведет через непроходимый лес к рудоносной горе высотой в 1271 метр. Уже наверху узкая гравийная дорога тянется серпантином по краю каменистой осыпи. Здесь нет деревьев, лежит лишь камень – рудное поле, которое 80 лет назад ценили выше человеческой жизни. Нынешним летом в этих местах вновь прошла ставшая уже традиционной акция “Кестер – ты наша боль”, которую проводит районное управление социальной политики.

    – Лагеря ГУЛАГа – страшный отголосок тоталитарной системы советского государства, – говорит главный специалист управления Дмитрий Габышев. – Наш Верхоянский район с царских времен был местом политической ссылки, а в годы СССР еще и местом по добыче полезных ископаемых, где применялся каторжный труд заключенных. Тюрьма без решеток, вокруг одни горы, даже при большом желании и старании невозможно было сбежать и выжить. Акция была посвящена увековечиванию памяти заключенных Янской системы лагерей, чтобы мы, современная молодежь, помнили и знали, какой ценой строилось для нас будущее.

    В 1937 году на горе Кестер московский геолог Порфирий Прокопьевич Епифанов открыл месторождение олова и редких металлов. В те годы северо-восточная Якутия была малоизученна, и любая находка на этой земле была чрезвычайно важна для советской экономики, во многом зависевшей в то время от труда заключенных. На базе крупнейшего из обнаруженных Епифановым оловоносных месторождений, Эге-Хайского, в 1938-м началось строительство рудника, здесь же заложили поселок. Позже это месторождение, как и местная обогатительная фабрика, стали лидерами отрасли в масштабах всей страны.

    В конце 1940-го все строительство в окрестностях передали НКВД, и вскоре в Верхоянске появились лагеря заключенных с бесплатной рабочей силой. Первым из них стал Эге-Хайский ИТЛ №6. Следом за ним – лагерный пункт горы Кестер. Спустя восемь лет подобных точек здесь было уже 22, и все они вошли в ЯнЛаг, подчиненный Дальстрою НКВД. Заключенные прибывали сюда из Магадана. На грузовых кораблях их везли до устья реки Яны, где переводили на баржи и доставляли до пристани Батагай, откуда распределяли по лагерным пунктам. Иногда этот путь приходилось проделывать пешком.

    “Это сотни и тысячи километров пути в основном по бездорожью в диких нечеловеческих условиях, – писал в своих воспоминаниях геолог Аркадий Вишневский. – Можно только догадываться, сколько людей погибло в пути, так и не добравшись до места каторжных работ. Уже на месте заключенных использовали на самых трудных физических работах – в шахте, на строительстве, прокладке дорог, добыче руды, лесозаготовках и лесоповалах. Они бригадами в 30-40 человек под надзором охранников каждое утро после переклички выходили на работу, а вечером, после обыска, вновь попадали за колючую проволоку. И так изо дня в день, из месяца в месяц на протяжении многих лет. Немногие выдержали полный срок, как говорили, “от звонка до звонка”. Как это ни печально, но становление поселка Батагай, где мне предстояло жить и трудиться, в значительной мере связано с трудом невольников сталинских лагерей”.

    На вершине горы Кестер – абсолютная тишина. Вокруг лишь горы и тайга, до горизонта нет и намека на населённый пункт. Бежать отсюда некуда. Первое, что бросается в глаза – не ледяная красота природы, а огромные кучи оловянной руды, которую заключенные добывали в шахте, изо дня в день долбя киркой камень. Эту каторгу не могла отменить никакая погода – ни пронизывающая пурга, ни 50-градусный мороз. Зимой 1953-го, когда объявили амнистию, люди, побросав все, уехали отсюда кто куда. Сегодня эта груда камня никому не нужна, она стала памятником заключенным Кестера – тем, кто не дожил до освобождения.

    Точных данных о количестве узников ЯнЛага, составе контингента, официальных причинах их заключения в исправительный лагерь сегодня нет.

    – Тема ЯнЛага остается полностью закрытой, – рассказывает доктор исторических наук Павел Казарян. – У нас нет данных о количестве, именах заключённых, их личных дел. Вся эта информация в советский период по понятным причинам была засекречена. Сегодня документы хранятся в Магадане, так как ЯнЛаг являлся частью Дальстроя. В открытом доступе есть бумаги, посвящённые хозяйственной детальности предприятия, а того, что касается заключенных – нет. Необходимо специальное разрешение, чтобы получить эти данные. Пока мы ими не владеем.

    Одновременно в лагере находилось от 200 до 1000 человек, считает бывший директор краеведческого музея Верхоянска Варвара Кириллина. Она уже много лет изучает старые постройки ГУЛАГа на территории района и пришла к выводу, что заключенные размещались в небольших бараках примерно по сто человек в каждом. Спать приходилось на двухъярусных нарах, укрываясь остатками ткани из старых ватников. Зима в Верхоянье суровая, особенно, на вершине горы. Стены промерзали и покрывались льдом, на полу не таял снег.

    Выдержать такие условия было под силу не каждому, кто-то умирал, кто-то пытался бежать. Искать и находить беглецов активно помогало местное население. Павел Казарян приводит в пример случай, датированный 15 сентября 1943 года, когда начальник Дальстроя наградил почетной грамотой и деньгами ученика 4-го класса школы колхоза им. Ворошилова за поимку бежавшего из лагеря осужденного, который отбывал 8 лет по 58 статье за контрреволюционную деятельность.

    В 1952 году из лагеря на горе Кестер бежало девять политических заключенных – об этом писала газета “Труд”. Шестерых из них убили при задержании, троих вернули на каторгу. Чтобы запугать остальных, охранники отрубили у убитых кисти рук и бросили их возле ворот лагеря.

    – Я побывал на горе Кестер этим летом впервые, – рассказывает 19-летний житель Батагая студент Егор Старостин. – Очень давно хотел съездить, но так как не любая машина туда проедет и не каждый захочет отвезти, удалось выбраться только в этом году. На горе очень тяжелый воздух, мне было сложно дышать, и сама обстановка как будто давящая. Столько пустых бочек, разрушенных построек, бывшая шахта и везде булыжники, которые вывозили. Сложно представить, как там могли жить и работать люди. Нам еще в школе рассказывали про лагеря и заключенных, но когда все это видишь своими глазами, то испытываешь другие эмоции. История полетела перед глазами. Очень тяжелое место.

    ​29-летний Николай Габышев, связист из Якутска, бывал в окрестностях Батагая еще ребенком, знает, что в местных лагерях было много жертв, слышал от отца об усыпанных человеческими костями склонах сопок вблизи штолен. Тем не менее, свое отношение к Сталину он определяет, скорее, как нейтральное:

    – Я видел, как местные комсомольцы и коммунисты из КПРФ собирали подписи за установку памятника Сталину. Про него не могу сказать ничего ни хорошего, ни плохого. Отношусь нейтрально, знаю, что в Якутске установлен его бюст. А к памятникам истории я отношусь положительно, историю страны нужно знать, и я не против.

    С годами месторождение обеднело, заключенных бросили на переработку отвалов, заставили вскрывать старые рудники. Но, несмотря на использование рабского труда, добыча олова стала нерентабельной, и сразу после развала ГУЛАГа шахту закрыли. Через 20 лет прекратили свою работу рудник Эге-Хая и Батагайская обогатительная фабрика.

    ​В самом Батагае родственников заключенных уже не найти. Большинство освобожденных сразу покинули эти места в конце 50-х. Оставшиеся прожили короткую одинокую жизнь. В те времена в походы на гору Кестер часто водили местных школьников. Была среди них и бывшая жительница Верхоянского района Наталия Жукова.

    – Тогда еще были видны остатки лагеря, так как программа репрессий и трудовых лагерей была закончена только в 57 году, – вспоминает она. – А в пионерском лагере “Юттях” мы отдыхали каждое лето, путевки выделялись родителям через профком. Попасть в лагерь было нелегко. Как оказалось позже, “Юттях” был местом ссылки заключенных, в основном, по злополучной 58 статье. В поселке Эге-хая по этой статье в “исправительный трудовой ЯнЛаг” было сослано много интеллигенции, среди них учителя, врачи, инженеры. Они и несли культуру в наш поселок.

    Сегодня остается лишь догадываться, сколько человек погибло за колючей проволокой Янского ИТЛ. Местные жители рассказывают, что охрана выносила трупы за территорию зоны, где их укладывали штабелями, а затем скидывали в траншеи и засыпали дерном. Захоронения узников лагеря не обнаружены до сих пор.

    Автор статьи – корреспондент Радио Свобода Екатерина Карпухина.

    Тур из Якутска в Магадан

    Проживание во время путешествия

    • 21 Фев 2020, Пт — 2 Мар 2020, Пн
    • 3 Мар 2020, Вт — 13 Мар 2020, Пт

    Это путешествие — настоящая экспедиция. Вы проедете от Якутска до Магадана по Колымскому тракту — знаменитой «дороге на костях», построенной заключенными ГУЛАГа в период сталинских репрессий. Каждый поселок на пути — это кусочек истории, знакомой большинству из нас лишь по романам Варлама Шаламова и Александра Солженицына. Здесь же эта история ощущается так же реально, как и обжигающий кожу мороз.

    Проживание во время путешествия

    • 21 Фев 2020, Пт — 2 Мар 2020, Пн
    • 3 Мар 2020, Вт — 13 Мар 2020, Пт

    Что вас ожидает

    Автотрасса «Колыма» и Полюс холода

    «Колыма» — это дорога контрастов. С одной стороны, это многолетняя «лагерная история», оставившая после себя леденящие кровь города-призраки. С другой стороны, это невероятно живописные пейзажи горных хребтов и высоких перевалов и искреннее гостеприимство местных жителей, живущих в одном из самых суровых мест России.

    Вы проедете 2480 км по автотрассе «Колыма» через самое холодное место на планете — в поселке Оймякон была зафиксирована самая низкая температура: −71,2 °C

    Перед поездкой рекомендуем посмотреть документальный фильм Юрия Дудя:

    Во время этой экспедиции вы:

    • перенесетесь в эпоху сталинских репрессий — узнаете об истории ГУЛАГа и судьбах заключенных, построивших в невероятно сложных условиях одну из ключевых автодорог Дальнего Востока России
    • пересечете три крупнейших реки Якутии: Лену, Индигирку и Колыму
    • полюбуетесь живописными горными пейзажами — Колымская трасса проходит через горные хребты Черского, Сэттэ Дабан, Сунтар Хаята, через узкие каньоны и высокие перевалы
    • побываете на Полюсе холода северного полушария Земли
    • посетите ледовую резиденцию якутского повелителя Чысхаана, обустроенную в толще вечной мерзлоты в пещере Эбе-Хая
    • покатаетесь на оленьих упряжках и побываете на конеферме
    • познакомитесь с историей, культурой и природными богатствами этого края в музеях Якутска и Магадана
    • пообщаетесь с местными жителями и попробуете традиционные блюда национальной кухни

    Чтобы больше узнать о Колыме и вдохновиться на путешествие, приходите на лекцию образовательного проекта Level One «Колыма: от ГУЛАГа до наших дней», которая пройдет 28 января.

    Используйте промокод RussiaDiscovery — по нему вы получите скидку 20% на все лекции проекта, забронированные до 27 января включительно.

    Путешествие начинается в Якутске, куда вам нужно добраться самостоятельно до 09:00 в первый день тура. Рекомендуем рейсы авиакомпании S7 или «Якутия» с прилетом в Якутск в 08:00. Обратите внимание, что обратные билеты нужно брать из Магадана, где заканчивается маршрут. Мы готовы помочь с покупкой билетов, при необходимости оставьте комментарий в заявке.

    Важно: тур с заездом 3-13 марта проходит в обратном направлении — из Магадана в Якутск.

    День 1 Знакомство с Якутском

    Вас встретят в аэропорту и отвезут в гостиницу. Вы заселитесь в номера, немного отдохнете после перелета, а после познакомитесь с гидом и отправитесь на экскурсию по городу.

    Сначала вы посетите «Царство вечной мерзлоты» — это комплекс подземных залов в толще вечной мерзлоты. Здесь представлена интересная коллекция ледовых скульптур, выполненных якутскими мастерами.

    В уникальном Музее мамонта вас ждет знакомство с богатой палеонтологической коллекцией, собранной на территории Якутии. Вы увидите останки мамонтов, шерстистых носорогов и других животных ледникового периода, сохранившиеся в вечной мерзлоте.

    В «Сокровищнице Республики Саха» вы узнаете об истории добычи и обработки драгоценных металлов в Якутии, а также увидите эксклюзивные ювелирные изделия из алмазов, бриллиантов и самоцветов, выполненные по разным технологиям: инкрустация, резьба, мозаика.

    Затем вы прогуляетесь по Старому городу, где сможете заглянуть в местные сувенирные и ювелирные магазины. Закончится экскурсия посещением рыбного рынка, где представлено огромное разнообразие северной рыбы.

    День 2 Из Якутска в Хандыгу

    Сегодня вы начнете путешествие по знаменитой трассе «Колыма», стартуя из Якутска в направлении поселка Хандыга. Маршрут проходит через четыре улуса: Мегино-Кангаласский, Чурапчинский, Таттинский, Томпонский. В пути вас ждут две ледовые переправы через реки Лена (15 км) и Алдан (1,5 км).

    Поселок Хандыга — это центр промышленного Томпонского улуса. С реки Алдан, на которой расположен поселок, начинается бывшая территория «Дальстроя». Прибыв в Хандыгу, вы посетите местный музей, в котором есть экспозиция, посвященная узникам ГУЛАГа. На ночь вы разместитесь в гостинице поселка.

    Протяженность автомаршрута — 432 км, 8-9 часов в пути.

    День 3 Путь до Оймякона

    Сегодня вы продолжите движение по автотрассе «Колыма» до поселка Оймякон — одного из самых холодных мест на нашей планете.

    С поселка Хандыги начинается дорога, которая строилась узниками ГУЛАГа в 40-ые годы XX века. В эти годы вдоль дороги через каждые 20-30 км располагались лагеря, впоследствии ликвидированные после смерти Сталина.

    Маршрут проходит через хребты Томпорукский, Скальные Горы и Сунтар Хаята, петляя среди высоких гор. В пути вы будете делать остановки в самых живописных местах для фотосъемки. Добравшись до Оймякона, вы разместитесь в гостевом доме, поужинаете и отдохнете.

    Протяженность автомаршрута — 521 км, 12-14 часов в пути.

    Дни 4-5 Экскурсии на Полюсе Холода

    В эти дни вас ждет экскурсионная программа в поселке Оймякон. Вы примете участие в традиционном якутском приветственном обряде. Посетите Полюс холода — самое холодное место северного полушария Земли, где была зарегистрирована экстремальная отрицательная температура -71,2 °С. Здесь вас ждет встреча с якутским повелителем холода Чысхааном.

    Также вы побываете на коневодческой базе, где познакомитесь с якутскими лошадьми. Вы узнаете об особенностях их среды обитания и жизни коневодов.

    При желании и за дополнительную плату вы также можете принять участие в следующих программах:

    1. Подледная рыбалка на реке Индигирка, во время которой вы самостоятельно сможете расчистить лунку, проверить сети и обучиться навыкам разделки рыбы.

    2. Этническая программа с элементами якутского жанрового искусства, во время которой вы послушаете игру на хомусе и национальные песни, а также посмотрите выступления танцевальных коллективов.

    День 6 Резиденция Чысхаана и катание на оленьих упряжках

    Сегодня вы покинете Оймякон и продолжите движение по Колымскому тракту до поселка Ючюгей. По пути вы остановитесь в поселке Томтор, где посетите краеведческий музей и познакомитесь с экспозицией, посвященной истории ГУЛАГа.

    Недалеко от поселка находится пещера Эбе-Хая, где расположена ледовая резиденция Чысхаана — якутского повелителя Холода. Вы пройдете по коридору, вырубленному внутри пещеры в толще вечной мерзлоте. Посетите тронный зал Чысхаана и галерею ледовых скульптур.

    В поселке Ючюгей вас ждет катание на оленьих упряжках и отдых в гостевом доме.

    День 7 Маршрут до поселка Усть-Нера

    В этот день вас ждет переезд до поселка Усть-Нера. На пути к нему вы пересечете реку Индигирка — третью по величине реку Якутии после Лены и Колымы.

    Усть-Нера — это «золотая» столица северо-восточной части Якутии. От поселка и почти до Магадана вдоль дороги расположились многочисленные золотые прииски. Прибыв в Усть-Неру, вы остановитесь на ночь в гостинице поселка.

    Протяженность маршрута — 150 км.

    День 8 Маршрут до поселка Сусуман

    Сегодня вы пересечете границу Якутии и Магаданской области и доедете до города Сусуман — одного из главных центров золотодобычи в Магадане.

    Протяженность автомаршрута — 400 км.

    День 9 Пересекая Колыму

    В этот день вам предстоит самый длительный переезд — из Сусумана в Магадан. В пути вы пересечете одну из крупнейших рек Якутии — Колыму. В городе разместитесь в гостинице, отдохнете и поужинаете (оплачивается дополнительно).

    Протяженность автомаршрута — 630 км.

    День 10 Экскурсия по Магадану

    В этот день вы познакомитесь с историей Магадана во время экскурсии по главным достопримечательностям города. Вы увидите мемориал «Маска скорби», посвященный памяти жертвам политических репрессий. Посетите краеведческий музей и прогуляетесь по побережью Нагаевской бухты, куда в эпоху сталинских репрессий прибывали пароходы с заключенными, следовавшими по этапу в лагеря Магадана и Колымы.

    День 11 Возвращение домой

    Утром вас отвезут в аэропорт, откуда вы отправитесь домой.

    Читайте также:  Коста дель Гарраф - популярный курорт Испании
Ссылка на основную публикацию