В горах Пакистана пытаются спасти русского альпиниста

“Я за эти два дня сдохну на камушке”. Как спасали российского альпиниста, на неделю застрявшего в горах Пакистана

Спасательные службы эвакуировали российского альпиниста Александра Гукова, который застрял на высоте 6200 метров на северной стене вершины Латок 1 в горной системе Каракорум на границе Пакистана и Индии. Его напарник Сергей Глазунов погиб. Гуков был заблокирован на горе шесть дней, у него не было еды и снаряжения, чтобы самостоятельно спуститься. Из-за плохой погоды в регионе сначала его не удалось снять даже с помощью вертолетов.

42-летний Гуков и 26-летний Глазунов отправились в Пакистан в конце июня, чтобы попробовать взойти на вершину Латок 1 (7145 метров) по крутой северной стене. На ней находится незавершенный маршрут Лоу – Донини – Кеннеди, по которому три альпиниста впервые попытались подняться в 1978 году. Последние 40 лет различные альпинисты пытались взойти на Латок 1 по северной стене. В прошлом году Гуков в составе другой экспедиции достиг высоты 6700, но группа вернулась из-за нехватки еды. ​

Первоначально планировалось, что вместе с Гуковым и Глазуновым пойдет еще один альпинист, но он в последний момент не смог участвовать в экспедиции, и это осложнило восхождение.

Одновременно с Гуковым и Глазуновым попытку восхождения на Латок 1 предпринимала еще одна российская группа во главе с Виктором Ковалем.

11 июля Коваль сообщил порталу mountain.ru, который ведет хронику экспедиции: “Завтра утром выходим двумя группами: Гуков и Глазунов по северному ребру (по незаконченному маршруту Лоу – Донини – Кеннеди), а мы по центру стены. Настроение боевое”.

14 июля, Коваль: “На горе аномально тепло. Выше 5000 текут ручьи и водопады. Как следствие вся стена простреливается камнями”.

15 июля, Гуков: “Ночевали на 5512м. Всё ок. Бросаем вещи тяжёлые. Еды берём на пять дней”.

Как рассказала главный редактор mountain.ru и координатор спасательной операции Анна Пиунова, когда альпинисты оставляют в лагере лишние вещи и начинают последний этап восхождения с запасом еды на несколько дней, это называется “идти в отрыв”.

16 июля, Коваль: “Встали на ночёвку на 5600, всё ок. Видели Гукова на 350 метров выше”.

Погода в эти дни стоит хорошая, хотя из-за тепла много лавин и камнепадов.

20 июля, Коваль: “На выбранном нами маршруте правее северного ребра становится небезопасно. Попали под камнепад. Все живы и здоровы. Ночью начинаем спуск”.

21 июля, Коваль: “Спустились в базовый лагерь. С трудом. Ниже 5800 по всей стене бьёт как на войне. Уворачивались как могли. Сломаны каска и ребро у Кости. Напоследок в лавину попали. Мы спускались на самовывертах и крючьях по 60м. Лёд очень плохой: бур вытаивает за 20 минут. И льда там очень мало, всё стаяло. Там, где по прошлогодним фото ледовые речки, сейчас бараньи лбы”.

Гуков и Глазунов в это время оставались наверху, хотя запасы еды у них должны были подходить к концу. К 25 июля погода испортилась, в верхней части горы пошел снег. Пиунова описывает эти дни так: “Мы их потеряли, когда они пошли в отрыв, на вершину. Они рассчитывали сходить за день, но не смогли. Верхняя часть маршрута самая сложная, собственно, 40 лет никто не может пройти это северное ребро. За день не успели, прислали смску. Мы решили: наверное, еще один день. Но погода испортилась, связь с ними оборвалась. Мы знали, что у Саши садится устройство связи”.

В результате с помощью посольства России в Пакистане 25 июля был найден вертолет, который облетел северную стену, и пилоты обнаружили российских альпинистов.

25 июля, Коваль: “Парни медленно, но дюльферяют (техника альпинистского спуска – НВ) в районе 6700. Скинули им еду и газ”.

Как позже рассказала Пиунова, ей на устройство связи пришел сигнал SOS. “У нас с Сашей была договоренность, что если что-то случается совсем плохое, он шлет SOS и пишет высоту, чтобы было понятно, где его нужно искать”, – рассказала она.

Гуков тогда прислал три сообщения: “Мне нужна помощь”, “Меня нужно эвакуировать”, “Серега улетел. Я вишу на стене без снаряги”.

Позже стало известно, что Глазунов сорвался и погиб, а именно в его рюкзаке находилось альпинистское снаряжение, необходимое для спуска. Как объясняет Пиунова, восхождение совершалось в обычном для профессионалов “альпийском” стиле, при котором маршрут не “провешивается” веревками, как в “гималайском” стиле. Поэтому самостоятельно совершить спуск с горы Гуков бы не смог. Ему удалось спуститься до отметки 6200 метров и “траверснуть” – переместиться по горизонтали на горное ребро, где меньше опасность от лавин и камнепадов. Там он “нашел маленькую полочку и поставил палатку. Полочка очень маленькая, он сказал, что даже не может выйти из палатки, очень тесно”, – рассказывает Пиунова.

Поначалу Гуков надеялся, что за ним в первые же часы после сигнала SOS сможет прилететь вертолет. Однако следующим утром, 26-го, вертолет не успел вылететь, пока в течение двух часов было чистое небо, а затем погода начала портиться. Ожидалось, что она улучшится к воскресенью.

“Связь с Сашей еще была. Я ему написала: “Саша, два дня”. Он говорит: “Я тут за эти два дня сдохну на камушке”, – вспоминает Пиунова.

В воскресенье погода еще ухудшилась, выпало 20 сантиметров снега. Вертолеты приблизиться к месту нахождения Гукова не смогли.

Несколько альпинистов выразили готовность участвовать в спасательной операции, среди которых поляки Адам Билецки и Анджей Баргель, Давид Геттлер из Германии, итальянец Эрве Бармасс. Но позже Бармасс написал, что, по общему мнению альпинистов, подняться за Гуковым не получится, единственная надежда на вертолет. “Если пойдет еще какая-то группа, то, возможно, придется спасать уже не одного человека, а трех-четырех”, – замечает Пиунова.

Вертолет тоже был рискованным вариантом спасения: Латок очень крутой, вертолету пришлось подлетать к стене очень близко, к тому же он мог спровоцировать лавину – свежевыпавший снег нестабилен.

Было решено, что с вертолета Гукову попытаются скинуть “лонглайн” – длинный трос, к которому он бы пристегнулся, и его сняли бы со стены. Спустить на тросе спасателя, который пристегнул бы Гукова к себе, оказалось сложным: пилоты не захотели брать лишнего человека, это лишний вес.

“Если не сможем его снять, мы надеялись сделать заброску еды, теплых сухих вещей, потому что наверняка он промок, наверняка обморожен, и спутниковый телефон. Но пока нам не удалось даже поднять вертолет на то место, где он находится”, – говорит Пиунова. Она подчеркнула роль МИД России в операции. При ведомства в Пакистан вылетели два известных российских пилота-спасателя, которые собирались добраться до Гукова на вертолете.

27 июля, Гуков сообщил: “Удалось найти пол-сникерса и чутка попить”.

Пиунова говорит, что пока связь была, она напомнила Гукову об истории словенского альпиниста Томаша Хумара, который примерно так же застрял на склоне горы в Гималаях на высоте 6300 метров. Ему тоже пришлось провести в ловушке около недели, прежде чем его спасли: “У него не было так же еды, не было газа. Последние три дня у него было одно яблоко. У него тоже случались срывы. Было окно, 32 минуты хорошей погоды, прилетели вертолеты, его сняли именно лонглайном. Саша не мог не понимать, что вертолеты к нему не могут подняться в такую погоду. Но он их слышит и понимает, что мы просто не можем пока к нему пробиться. Хумар в интервью говорил, что гул турбин придавал ему веры, что он выживет”.

Поначалу сообщалось, что тело Сергея Глазунова было замечено у подножья горы. Однако Пиунова говорит, что пока обнаружена часть принадлежавших ему вещей, спальник и веревка. Поблизости должно быть и тело. “Но проблема: если выпало 20 сантиметров снега, все засыпало, искать там небезопасно. Репатриация тела, сама операция, не будет простой”, – сказала она.

Невероятная история спасения альпиниста из России Александра Гукова, застрявшего в пакистанских горах

В начале история чудесного спасения — по-другому то, что произошло в горах Пакистана с российским альпинистом Александром Гуковым, и не назовешь. Почти неделю он провел на отвесной стене вершины Латок-1 на высоте 6200 метров без продуктов, воды, средств связи и без возможности самостоятельно спуститься — все снаряжение рухнуло в пропасть, его товарищ по восхождению Сергей Глазунов сорвался и погиб.

Длительное восхождение, пусть и неудачное, и медленная дорога назад — всего на горе Александр провел почти месяц. Организм истощен. Конечно, хорошо тренированный человек может адаптироваться к большим высотам, но после шести тысяч метров это именно временная адаптация, акклиматизация тут почти невозможна.

Пониженное давление и недостаток кислорода крайне негативно влияют на организм. Начинается гипоксия — кислорода в легкие и мозг поступает крайне мало, что со временем может привести к отекам. Скорость движения крови замедляется, она становится гуще. Организм пытается приспособиться — учащается дыхание, но оно неровное, скорее, поверхностное. Кроме того, сознание путается, и человек может неправильно воспринимать и оценивать происходящее с ним. Плюс к этому голод и сильный мороз. Выжить в таких условиях практически невозможно.

Вот и пакистанские спасатели не были уверены, жив ли альпинист. Но летчикам удалось совершить практически невозможное! Поднимать вертолет на высоту почти шесть с половиной километров — огромный риск, тем более в таких условиях зависнуть на время. В пакистанском Минобороны даже подчеркнули, что раньше такого они не делали никогда.

«Я чувствую себя намного лучше, чем утром. Потому что утром мне показалось, точнее, мне ночью приснилось, что я уже нахожусь дома. Потом, о черт, я проснулся и понял, что все еще тут. Но я все же до последнего надеялся, что обо мне помнят, что меня спасут, ведь погода хорошая. Спасибо вам всем большое за помощь», — сказал Александр Гуков.

По пути в одну из клиник Исламабада он едва и успевает поблагодарить всех. По-английски. Ведь операция по спасению приобрела международный масштаб!

Истощенный, измученный. Но спасибо, что живой! Первые фотографии уже в лагере. Сложно поверить, но побелевшие руки — лишь небольшое обморожение. И это после почти семи дней, проведенных в одиночку в снежном плену!

Найти пропавшего альпиниста долго мешала погода. Сильный ветер и туман — вертолеты не могли добраться до предполагаемого места. На странице координатора поисковой операции Анны Пиуновой этой ночью первые хорошие новости: «Погода супер! Гора открыта!» Спустя 10 минут вертолеты вылетели. И уже через два часа короткое, но долгожданное: «Спасли!»

«Когда его спустили с вертолета, он вообще даже говорить не мог, то есть он просто что-то лепетал. Ему вкололи лекарство, отогрели, и он немножко начал разговаривать. Он сказал, что он был на грани, что эту ночь он бы точно не пережил, если бы мы не прилетели сегодня», — рассказала координатор поисковой операции Анна Пиунова.

Его обнаружили с трудом — палатку занесло снегом. Александр сам вышел на звук двигателей и сам пристегнул себя к лонглайну — веревке, что спустили сверху. Что само по себе чудо, ведь организм даже подготовленного человека может не справиться. И дело даже не в холоде — отогреться можно элементарными движениями. Долгое кислородное голодание куда страшнее!

«Тяжелый отек головного мозга, вызванный гипоксией, порой необратимое состояние, потому что начинают погибать клетки головного мозга. Если при этом страдают жизненно важные центры, это все», — поясняет врач-альпинист Михаил Бакин.

«Через пару дней помру здесь на камешке». Так он писал друзьям, когда телефон уже почти разрядился. «Здесь на камешке» — это на небольшом выступе отвесной скалы.

Телеведущий Валдис Пельш понимает, каково это жить и выживать в горах. Он провел в экспедициях не один месяц, и про стойкий характер альпинистов снял несколько документальных фильмов.

«Надо отдать должное его потрясающей психологической подготовке, потому что когда вы неделю лежите на «полке», просто психологически это пережить невозможно; вы понимаете, что у вас нет шансов. У него был, насколько я знаю, спутниковый трекер, который работал первые три дня, и благодаря которому он послал сигнал SOS. В одном из посланий он написал, что шансов у него спастись нет никаких. Но он держался, он ждал, он надеялся, он пересилил себя, и на самом деле неизвестно что сложнее — терпеть голод и холод, когда организм просто тает, вы сгораете на глазах, либо психологически заставить себя бороться, заставить себя не засыпать, заставить себя не умирать. И честь и слава пакистанским вертолетчикам, которые работали на пределе возможностей машины, и у них счет шел тоже на секунды, у них не было возможности сделать второй, третий, четвертый заход. Они должны были подлететь, пристегнуть его к спасательному тросу и забрать», — рассказал Валдис Пельш.

Вместе с напарником Сергеем Глазуновым они так и не смогли добраться до вершины горы Латок-1 и уже спускались обратно, когда Сергей сорвался в пропасть и погиб. Ему было 26 лет. Молодой, одержимый тяжелой романтикой восхождений, таких между собой друзья называют «хроническими альпинистами».

Читайте также:  Временный запрет в Анапе на купание

«Он мне, конечно, запомнился — позитивный человек, добрый, хороший. Как губка все впитывал в себя, все интересное, все впитывал. Хоть он и молодой, но он уже был мастер спорта и опытный в плане альпинизма», — рассказывает альпинист Максим Кривошеев.

Чемпион России, он никогда не боялся новых высот. В 2016 году вместе с командой поднимался сразу на шесть вершин. Высочайшие точки России и стран СНГ — все «семитысячники» сравнимы с той, что предстояло покорить в этот раз. Латок-1 — это вершина на границе Индии и Пакистана, 7145 метров. В прошлом году альпинисты уже пытались добраться до нее.

«Вот такая вот сегодня погода, идут лавинки, но мы работаем!» — голос за кадром Александра Гукова. Но попытка вновь провалилась. Они долго тренировались. На отвесной стене обычно отрабатывают и срывы и падения, но такую ситуацию сымитировать невозможно.

«То, что произошло, редкий случай, очень редкий. Причем здесь сыграло сразу несколько отрицательных факторов, как специально, что называется. Во-первых, это произошло на спуске, когда у первого был весь комплект снаряжения и второму ничего не осталось; во-вторых, у него минимальный запас продуктов; в-третьих, у него заканчивается газ; в-четвертых, у него заканчивается заряд батареи; то есть все как в одну воронку, что называется, пришла беда — открывай ворота», — сказал член правления Федерации альпинизма России, мастер спорта международного класса Александр Одинцов.

Погибшего Сергея Глазунова пока не нашли. Выпавший в горах снег затрудняет поиски. Спасенного Александра в Петербурге ждет семья — жена и двое детей. Предполагается, что после обследования медиками через день-два его отправят домой в Россию.

Спасти альпиниста

Питерец Александр Гуков и Сергей Глазунов из Иркутска намеревались совершить восхождение на Латок-1 – одну из вершин пакистанской горной системы Каракорум (высота над уровнем моря – 7145 м).

Через несколько дней после начала экспедиции альпинисты сообщили о том, что оставили все тяжелые вещи в базовом лагере на высоте 5500 метров и отправились штурмовать вершину. Однако на отметке 6200 метров Сергей Глазунов сорвался со склона горы и погиб, а Гуков попросил эвакуации.

Спасательная операция осложнялась непростым ландшафтом и тяжелыми метеоусловиями. Лишь через семь дней после начала спасательных работ пилотам пакистанских ВВС на вертолетах удалось снять застрявшего в горах российского альпиниста.

С Латока-1 Гуков был доставлен в госпиталь в город Скарду. Его состояние оценивается как тяжелое: за дни, проведенные на горе, Александр сильно ослаб и говорить мог с огромным трудом. Зато обошлось без обморожений. Сообщается, что в Исламабаде готов борт Ил-76, который доставит альпиниста в Питер.

Манящий Латок

Вершина Латок-1 считается одной из самых привлекательных для альпинистов высшего класса. Точнее, северная сторона горы, представляющая собой, так называемую big wall, “большую стену”. По более легкой южной стороне люди на Латок-1 уже поднимались. По северной – нет. Хотя с 1978 года соответствующих попыток было больше 50. Все закончились неудачей.

В прошлом году взойти на Латок-1 попытался и Александр Гуков, но его группа добралась только до отметки 6800 метров. Дальше не пустила непогода. Тем не менее Гуков от амбициозной затеи проложить маршрут через северную сторону Латока-1 не отступился. “Одно теперь я знаю точно: Латок-1 по северному гребню реален. Сложный и изнурительный, но реальный. На этот раз не взошли, но думаю, что у нас есть все шансы сделать это в следующий раз”, – писал Александр в своем блоге.

Следующий раз наступил в июле нынешнего года. В напарники 42-летний Гуков взял 26-летнего Сергея Глазунова, который несмотря на относительно юный возраст был уже мастером спорта и чемпионом России. Дуэт начал восхождение на Латок-1 10 июля. А 22 июля альпинисты сообщили о том, что оставляют тяжелые вещи в базовом лагере на высоте 5500 метров и начинают решающий штурм вершины. Провизию при этом Гуков и Глазунов взяли всего на пять дней.

Но исполнить задуманное не удалось. “Вчера, 25 июля, в 12.24 по московскому времени пришел сигнал SOS, – сообщила подруга Гукова Анна Пиунова. – А у нас с Саней Гуковым была договоренность: если аккум на нуле и дела плохи, он высылает SOS и высоту, но в следующем сообщении Саша написал: “МНЕ НУЖНА ПОМОЩЬ”. И следом: “МЕНЯ НУЖНО ЭВАКУИРОВАТЬ”. А через иридиум: “Серега улетел. Я вишу на стене без снаряги”.

У сорвавшегося насмерть Глазунова были запасы еды и все снаряжение. Но даже без него Гуков умудрился найти выступ, чтобы закрепить палатку. Там, погребенный снегом, словно в коконе, на высоте 6200 метров альпинист и дожидался спасения.

– Спасибо, что помогли мне, – сказал Гуков спасателям перед перелетом в госпиталь. – Мне снилось, что я уже дома, но я понимал, что слишком далеко. Надеялся, что обо мне не забыли. Спасибо вашим пилотам, им было тяжело из-за наклона стены. Но они справились.

Чудо в горах

Из-за пресловутых метеоусловий и без того уникальная по своей сложности спасательная операция затянулась на неделю. Извлечь альпиниста удалось только накануне, когда небо прояснилось и “открыло” гору. Координатор штаба по проведению спасательных работ в Пакистане Алексей Овчинников назвал вызволение Александра Гукова чудом. Почему, он объяснил в интервью “Российской газете”.

В чем именно заключается чудо, Алексей?

Алексей Овчинников: Первое – это то, что Гуков оказался живуч. Он 20 дней провел на горе: это очень высокая нагрузка для организма. Последние три дня он был фактически без еды и воды. Еда, которую мы ему скинули пять дней назад, кончилась, а горелкой он почему-то воспользоваться не смог. То есть он не мог топить воду и ел только снег. Живучий организм. Второе, поскольку выпало 30 сантиметров снега, была высокая вероятность, что его может снести лавиной. Он сам нам писал эсэмэски, что лавины сходят там в нескольких метрах от него. Это тоже чудо, что лавины прошли мимо и его не накрыло. А третье – это история с вертолетом. Вообще у них потолок – четыре тысячи метров, выше пилоты стараются не подниматься. Просто потому, что воздух становится очень разряженным, и вот эти лопасти, которые вращаются, уже не создают тягу для вертолета. Вертолет на высоте шесть тысяч метров становится очень неустойчивым и может опрокинуться в любой момент. А если еще в такой ситуации сбрасывать трос и на этом тросе должен висеть человек. одним словом, это была очень сложная технически операция – подлететь, зависнуть, скинуть трос, пристегнуть человека, улететь. В интернете можно легко найти видеоролики, как вертолеты во время таких операций разбиваются.

То есть пилоты рисковали?

Алексей Овчинников: Они боялись лететь, у них было мало опыта. Пакистанцы на своей военной базе два дня тренировались один только трос скидывать. Это так называемый лонглайн, внешняя подвеска, трос длиной 50-60 метров. На него подцепили спасателя и поднесли к палатке, где был Гуков. Александр оттуда вылез, его пристегнули к тросу и спустили на ледник.

Что, по-вашему, двигало ими в данной ситуации? Когда на кону твоя жизнь, о деньгах, наверное, уже особо не думаешь.

Алексей Овчинников: Мне кажется, тут все просто: люди должны спасать людей. Это по-нормальному, это по-человечески. Я бы на их месте сделал то же самое.

Как действовали вы, когда узнали обо всей этой истории?

Алексей Овчинников: Я Александра Гукова лично знаю: как только выяснилось, что он жив, то я уже не мешкал. Спасательными работами я занимаюсь не в первый раз, знаю, как все это организовывать, особенно за рубежом. У нас в принципе были похожие ситуации. Например, восемь лет назад команда под руководством Александра Одинцова попала в плен к индейцам в Венесуэле. Пришлось через наш МИД звонить в приемную к Уго Чавесу. В итоге отправили за ребятами борт с национальной гвардией с автоматами, чтобы они вызволили наших из плена. Здесь надо отдать должное нашему МИДу и посольству в Пакистане и выразить благодарность Сергею Лаврову, который в этой ситуации лично сразу среагировал. От моего звонка оперативному дежурному в посольство до начала работ прошло меньше часа. Это очень быстро. Нам сразу предоставили помощника посла РФ в Пакистане Вадима Зайцева, который взял на себя массу всего. Это же и переговоры с военными, с местными властями. Отдельная история, как мы делали паспорта спасателям и перебрасывали им визы, получали разрешение на полеты.

Правильно я понимаю, что спасработы требуют серьезных финансовых затрат. Как решался этот вопрос?

Алексей Овчинников: Гуков был застрахован на 20 тысяч долларов. К страховой компании нет никаких претензий, они очень быстро отработали ситуацию. От нашего звонка по поводу несчастного случая до того, как они вышли на пакистанских властей, прошло часа два. Имеющиеся 20 тысяч были исчерпаны за четыре дня спасработ: это на самом деле небольшая сумма. Обычно полеты стоят дороже, но пилоты выставили довольно бюджетные расценки. Когда деньги закончились, мы объявили сбор средств. За сутки собрали порядка миллиона рублей. Думаю, вся эта сумма будет израсходована. Потому что вертолеты после четырех дней летали еще три, плюс мы собираемся заказать облеты, чтобы найти тело Сергея Глазунова.

С вердиктом не спешат

Что привело к гибели Глазунова, ошибки альпинистов или независящие от них обстоятельства, – с выводами в ФАР предпочитают не спешить. “Будет анализ несчастного случая. Выслушают Гукова, который предоставит письменно показания. Ситуацию всесторонне изучат и сделают соответствующие выводы. Думаю, это произойдет в течение полугода”, – подчеркнул член правления ФАР Александр Одинцов.

При этом, по его словам, трагедия на Латоке-1 ничуть не скажется на его заманчивости для альпинистов: “В этом году там погода никакая, а в следующем будут новые экспедиции. Стена-то не пройдена”.

Критическая ситуация, в которой оказался российский восходитель, а также операция по его спасению, имеют аналоги в истории мирового альпинизма. Так, в 2005 году в безвыходном положении оказался знаменитый словенский спортсмен Томаш Хумар. Он намеревался в одиночку покорить юго-восточную, Рупальскую стену горы Нанга-Парбат – девятой по высоте вершины мира (8126 метров), одного из трех самых сложных и опасных восьмитысячников, находящегося в Пакистане, в том же горном массиве, что и вершина Латок.

Хумар успел подняться по стеновому участку до высоты 6400 метров, когда был застигнут внезапным снегопадом, который не прекращался шесть дней. Альпинист провел пять “холодных” ночевок на узкой полке, постоянно засыпаемой снегом. В последнюю ночь температура в спальном мешке опускалась до -5 градусов, а одежда примерзала к телу. Спасательная операция была организована вооруженными силами Пакистана. Как только позволила погода, к Хумару приблизился легкий вертолет, откуда ему был сброшен трос, за который изможденный спортсмен смог зацепиться и был благополучно доставлен в базовый лагерь.


Спасение российского альпиниста в Пакистане: провел неделю в аду

Александр Гуков сумел продержаться на высоте 6 000 метров, пережив смерть напарника

31.07.2018 в 19:17, просмотров: 6011

Российский альпинист Александр Гуков почти неделю провел на высоте 6000 метров после неудачной попытки покорить вершину Латок-1 в Пакистане. В горах мужчину застала буря, и восхождение пришлось прервать. Все это время Александр находился на холоде без еды, но все же выжил. «МК» воссоздал хронологию чудесного спасения альпиниста и связался со знакомым Гукова, рассказавшим о спасательной операции.

История Александра Гукова напоминает сценарий для фильма-катастрофы. Экспедиция не задалась с самого начала. Покорить вершину пытались пятеро альпинистов, но вскоре после начала подъема один из них получил тяжелую травму ноги во время камнепада. Бросать пострадавшего в одиночестве было нельзя, поэтому с ним в базовом лагере остались еще двое товарищей, а Гуков и его напарник, Сергей Глазунов, продолжили восхождение на Латок-1. Мужчины уже были близки к вершине горы, высота которой составляет 7145 метров, когда началась непогода. Пришлось спускаться до уровня 6200 м. Это было 24 июля. Связаться с Александром удалось только на следующий день. За это время альпинист сумел поставить палатку на крошечном выступе скалы и ждал помощи.

«25 июля в 12.24 по московскому времени пришел сигнал SOS, — рассказывает Анна Пиунова, координатор спасательной операции. — А у нас с Саней Гуковым была договоренность: если аккумулятор на нуле и дела плохи, он высылает SOS и высоту. Но в следующем сообщении Саша написал: «МНЕ НУЖНА ПОМОЩЬ». И следом: «МЕНЯ НУЖНО ЭВАКУИРОВАТЬ». А через «Иридиум» (всемирный оператор спутниковой телефонной связи. — Авт.): «Серега улетел. Я вишу на стене без снаряги».

Это короткое сообщение повергло в шок всех участников спасательной операции. Не только потому, что погиб один человек, но и потому, что реальнее стала казаться возможность того, что не удастся спасти и второго. Снаряжение Александр потерял, телефон должен был вот-вот разрядиться, еды практически не осталось, а вертолет не мог вылететь из-за поднявшейся бури.

Первая надежда появилась 28 июля. Метеорологи обещали прояснение на следующий день. Спасатели решили подготовить вертолеты и при малейшем прояснении отправить их в базовый лагерь альпинистов, чтобы, как только улучшится видимость, можно было незамедлительно вылететь за Александром. Положение самого мужчины тем временем только ухудшалось. Из еды у него осталась половинка сникерса, на телефоне 1% зарядки.

Читайте также:  Туристические аттракционы со слонами могут запретить в Таиланде

К сожалению, надежды спасателей не оправдались — на следующий день погода была даже хуже, чем во все предыдущие. То же самое и еще через сутки. Вертолеты поднимались несколько раз, но взлететь до необходимой высоты так и не получилось — не было видимости. Но, главное, как считает Анна, Александр услышал шум пропеллеров и понял, что его не забыли, что его ищут.

«Сегодня вертолеты больше не полетят, — написала женщина на своей странице в соцсети. — Надеюсь, Саша нас слышал. Он слышит, что мы его не бросили, не забыли, мы делаем все, что можно, даже в непогоду. Завтра по прогнозу с утра и до часу ясно. Помоги нам, Господи».

Наконец 31 июля от альпинистов, располагавшихся в базовом лагере, пришла по-настоящему радостная новость: погода прояснилась, гора открыта! Еще через несколько часов Анна опубликовала одно короткое сообщение: «Спасли. »

В снежном коконе Александр Гуков провел шесть с половиной дней. За это время мужчина сумел не отчаяться и даже после смерти друга и многочисленных неудач спасателей продолжать бороться за жизнь. Он выжил на половинке сникерса, газовом баллоне, в крошечной палатке на краю пропасти. Сейчас он находится в госпитале в Скарду — и его состояние не вызывает опасений. Серьезных обморожений у альпиниста нет, единственное — слабость, но оно и понятно. Можно сказать, повезло.

«МК» связался с Денисом Киселевым, профессиональным альпинистом и спасателем. Мужчина рассказал о состоянии пострадавшего и о том, как проходила спасательная операция.

— Я знаком и с погибшим, и с Саней Гуковым. В том, что Гукова спасут, я не сомневался, хотя, конечно, ситуация была очень опасной, — рассказывает альпинист. — Опасность заключалась прежде всего в том, что его напарник улетел вниз со всем снаряжением и у него не было даже возможности спуститься. Это первое. Второе — условия там, конечно, не самые лучшие, постоянно сходили лавины-камнепады. Ну и то, что он там выжил за шесть дней, — показатель мужества. В такой ситуации, находясь на грани между жизнью и смертью, просто ждать. Для этого нужна выдержка колоссальная. Он смог трезво оценить свои шансы, найти в себе мужество бороться до конца и просто выживать. Там же буквально два шага из палатки — и все, обрыв, смерть. То, что сделал Саша — просто как по учебнику. Не паниковал, подал сигнал бедствия, потом ждал и надеялся. Я был убежден в том, что он жив. Вопрос был только в днях. Погода ведь не может быть вечно плохая. Но человеческие ресурсы не безграничны. Если бы до него добрались в среду-четверг, шансов на то, что он выживет, было бы значительно меньше. Вообще спасение в горах — дело очень опасное. Путешествуя в горах, я много раз встречал обломки вертолетов, которые разбились при куда более простых условиях. А в условиях плохой видимости, на высоте 6000 метров — это просто архисложно.

Заголовок в газете: Шесть дней над пропастью
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27745 от 1 августа 2018 Тэги: Смерть, Погода, Спасатели

“Меня завалило снегом”: В Пакистане не смогут доставить еду туристу, застрявшему в горах после смерти друга

В Пакистане разворачивается русская версия фильма «127 часов», снятого по истории американского альпиниста Арона Ралстона, который застрял в горах на шесть дней и был вынужден ампутировать себе руку, чтобы выбраться из скалистого плена. И если герой фильма выжил, то судьба альпиниста из Петербурга Александра Гукова остается неизвестной. Россиянин вот уже пять дней, с 25 июля, ждет своего спасения в снежном плену.

Вместе со своим другом Сергеем Глазуновым россиянин мечтал покорить неприступный Латок-1 высотой 7145 метров. Но во время восхождения на гору его приятель сорвался вниз вместе со всем снаряжением и погиб. Гуков остался один на высоте 6 200 метров. При себе у него были лишь половина шоколадки и спутниковый телефон с 1 процентом заряда. И сейчас альпинист остался без связи и еды. А военные не могут спасти его из-за непогоды.

«С СОБОЙ ТОЛЬКО ГАЗОВАЯ ГОРЕЛКА»

Покорение Латок-1 было давней мечтой Александра Гукова. В прошлом году альпинист уже пытался взойти на смертельную вершину, которую вот уже 40 лет пытаются одолеть экстремалы со всего мира. Любителей гор не останавливают ни камнепады, ни снежные лавины, под которыми то и дело гибнут альпинисты. Но в прошлый раз гора так и не поддалась Гукову, поэтому отчаянный поход он перенес на следующий год.

Александр раньше уже пытался покорить смертельную вершину Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

– Мы бы сделали это, я это знаю, но погода внесла свои коррективы, – рассказывал Александр о своем прошлом походе. – На протяжении всего нашего пребывания за исключением двух первых дней восхождения, каждый день с неба что-то сыпало. Одно теперь я знаю точно: Латок 1 по северному гребню реален. Сложный и изнурительный, но реальный. И что самое главное, он безопасен.

Покорять гору альпинисты начали 25 июня. Однако вершина оказалась не такой безопасной, как ожидал Александр.

– Ночевали на высоте 5512 метров. Все ок. Бросаем вещи, тяжелые. Еды берем на пять дней, – это последнее сообщение альпинистов за 15 дней до трагедии.

Вертолеты не могут добраться до Александра Фото: Анна Пиунова

25 июля друзьям Гукова пришел сигнал SOS. Сергей Глазунов сорвался с горы и погиб. Сам же Александр остался без снаряжения и застрял на высоте, с которой выбраться без специальной техники невозможно.

– Полную картину сможет рассказать только сам Александр, но, по предварительной информации, он застрял из-за срыва напарника, который улетел вместе со снаряжением для спуска, – рассказал « КП -Петербург» один из участников спасительной операции Дмитрий Кленов.- Они стартовали налегке с минимальным запасом провизии. Но какие-то припасы у него были. Сейчас у него есть только газовая горелка.

«ОТКУДА СТОЛЬКО ЛАВИН»

Все эти четыре дня Александр Гуков вел дневник, в котором рассказывал последние новости о себе. Сообщения альпиниста были короткими и емкими из-за очень низкого заряда батареи. Его СМС приводит сообщество альпинистов Mountain.ru.

25 июля

«Серега улетел. Я вишу на стене без снаряжения». «Мне нужна помощь». «Меня нужно эвакуировать».

«У меня погода супер! заряда 1»

26 июля

Настроение не боевое: погода … [плохая]. Никто меня не спасет.

27 июля

« Откуда столько лавин?! Воды не сделать».

«Удалось найти половину « Сникерса » и чутка попить».

Вертолеты не могут подобраться к горе из-за непогоды Фото: Анна Пиунова

Связь с Александром прервалась 28 июля. В каком он сейчас состоянии, и что с ним происходит – неизвестно.

– Точная температура в горах в среднем минус 5-6 градусов, периодически поднимается до нуля и даже небольшого плюса, – поясняет Дмитрий Кленов. – По сообщениям из базового лагеря понятно, что на склонах в данный момент регулярно сходят лавины и камнепады.

«СПАСТИ АЛЕКСАНДРА – СЛОЖНО»

Сейчас спасением Александра занимаются его друзья и военные Пакистана. Но из-за непогоды вертолеты не могут подняться в воздух, чтобы эвакуировать русского алпиниста.

– Александра должны эвакуировать вертолеты пакистанской армии со спасателями на борту, другие борта в воздушном пространстве летать не могут, – поясняют альпинисты. – Сейчас они пытаются сесть в районе базового лагеря под горой, чтобы уже там ждать погодного окна. Пока сесть не позволяет низкая облачность, поэтому их перегнали к ближайшей военной базе. Если будет погода, то прецеденты по снятию с горы вертолетом уже были. Операция сложная и опасная, но реальная.

Александр пытался покорить смертельную вершину Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Сколько времени Александр сможет продержаться в горах, пока неизвестно.

– Зависит от человека и есть ли возможность топить снег, – делятся коллеги альпиниста. – Основная опасность не в отсутствии еды, а лавины и камнепады, которые могут его просто смести со стены. Плюс к этому – высота. Комфортно человек может находиться на высоте до 5500 метров, а Гуков сейчас на 6200, что ослабляет организм. В любом случае все критические точки уже пройдены, но Александр сильный и крепкий альпинист.

29 июля вертолеты вновь поднялись в воздух. Но они не смогли добраться до Александра. Судьба Гукова пока остается неизвестной.

– Этот день оказался самым худшим за последние пять, – рассказала “КП-Петербург” член Федерации альпинизма России Анна Пиунова. – Выпало 20 сантиметров снега. Это означает высокую лавинную опасность. Вертолет может спровоцировать сход лавин, которых и так больше чем хотелось. Ему хотели забросить еду. Но ранее он нам сказал, что не надо. Потому что он находится в снежном коконе. Он выставил палатку, которую завалило снегом. Поэтому он написал, что он даже не может выйти в туалет.

К слову, военные Пакистана заявили, что обнаружили палатку туриста во время облета, но добраться до него из-за непогоды не смогли.

Читайте также:

«Серега улетел, меня нужно эвакуировать»: в Пакистане спасают альпиниста из Петербурга

Скалолаз остался на высоте без еды и снаряжения (подробности)

Неприступный Латок: российский альпинист оказался зажат в снежной ловушке на горе-убийце без связи и еды

Друзья спортсмена ведут прямую трансляцию спасательной операции (подробности)

Хроника: как пытаются спасти заблокированного в горах Пакистана российского альпиниста

В горах Пакистана заблокирован российский альпинист Александр Гуков. Вместе со своим напарником Сергеем Глазуновым они собирались снимать документальный фильм о восхождении на вершину Латок I, непокоренную на протяжении сорока лет. 25 июля Сергей сорвался и погиб, а Александр оказался заблокирован на высоте более шести километров без снаряжения и запасов еды.

«Такие дела» рассказывают, как проходит спасение Александра.

Пики горного хребта Каракорум Фото: Ben Tubby/Wikipedia

«Невозможно — это не навсегда»

«Красивое северное ребро Латок I с перепадом высот почти 2,5 километра привлекает альпинистов с конца 70-х годов XX века. Летом 1978 года группа американских альпинистов поднялась до высоты 7 тысяч метров, но вынуждена была спуститься, не достигнув вершины, из-за болезни Джеффа Лоу. Выше них с северной стороны на Латок I никто не поднимался» — так начинается описание фильма «Невозможно — это не навсегда», который собиралась снимать команда опытных российских альпинистов — Сергей и Евгений Глазуновы и Александр Гуков.

Мужчины решили подняться на вершину по северному ребру и снять о восхождении документальное кино. На краудфандинговом портале Planeta.ru они собрали более 100 тысяч рублей на съемки.

30 июня на портале проекта появилась новость: Евгений Глазунов не смог поехать в экспедицию, маршрут будут проходить Гуков и Сергей Глазунов.

Сергей Глазунов — опытный альпинист, мастер спорта, номинант «Золотого ледоруба России» и премии «Хрустальный пик». Вместе с братом они совершили второе восхождение на пик Чон-Тор в Киргизском хребте, покорили семитысячник Хан-Тенгри на Тянь-Шане по маршруту Свириденко высшей категории сложности и спустя двадцать лет после забвения маршрута стали первопроходцами на гору Саук-Джайляу 1-я Западная Алтайского хребта.

Александр Гуков — кандидат в мастера спорта по альпинизму, обладатель премий «Золотой ледоруб России» и Piolet d’Or в 2015 году. Был в команде альпинистов, которые первыми взошли на непокоренный семитысячник Тулаги-Чули в Непале, в двойке с Алексеем Лончинским покорил гималайскую вершину Тамсерку. Летом 2017 года он пробовал подняться на Латок I, но попытка провалилась из-за погоды. В своем блоге на портале Risk.ru он написал: «Одно теперь я знаю точно, Латок I по северному гребню реален. Сложный и изнурительный, но реальный. И что самое главное, он безопасен».

Восхождение на Латок I

Хронику восхождения альпинистов Гукова и Глазунова на Латок I ведет портал Mountain.ru. 5 июля альпинисты добрались до базы. Погода была хорошая, состояние маршрута тоже. Утром 12 июля Гуков и Глазунов вышли по незаконченному маршруту Лоу — Донини — Кеннеди, по северному ребру. Спустя четыре дня Гуков сообщил, что они бросают вещи — тяжелые — и берут еды на пять дней. Аккумулятор садится, поэтому дальше со связью будут проблемы.

22 июля альпинисты вышли на штурм, но позже предупредили, что не смогли дойти до вершины и будут пробовать еще. 24 июля альпинист Виктор Коваль, находящийся в базовом лагере, не увидел их в бинокль и заказал облет стены на военном вертолете. Утром 25 июля оба спортсмена нашлись на высоте 6,7 тысячи метров, им сбросили еду и газ. Им оставалось добраться до вершины около трехсот метров.

Днем 25 июля член Федерации альпинизма России (ФАС) Анна Пиунова получила сигнал SOS от Гукова. В сообщении он написал: «Мне нужна помощь. Меня нужно эвакуировать», а через трекер указал: «Серега улетел. Я вишу на стене без снаряги».

Читайте также:  Иерархи вынуждены были закрыть храм гроба Господня

Помощник посла России в Пакистане Вадим Зайцев помог обеспечить вертолет. Добраться до Гукова вертолетчикам помешала непогода. Каждый день с 25 июля пилоты пытаются добраться до альпиниста, но не позволяют погодные условия — плохая видимость и сильный ветер. По плану вертолет должен максимально близко подлететь к стене, где заблокирован Александр, и сбросить строп, чтобы альпинист его поймал, пристегнулся и полетел в базовый лагерь.

На следующий день, 26 июля, в базовый лагерь вылетели спасатели — Эрве Бармассе, Дэвид Гетлер, Анджей Баргель — на случай, если первый план провалится. Тогда вертолет должен был перебросить их в ближайшую к Александру точку, а оттуда они бы начали движение к нему.

27 июля вертолет весь день простоял на стартовой позиции, но так и не смог доставить спасателей в горы, к месту, где заблокирован альпинист, из-за непогоды. Пиунова сообщила, что у Александра осталась только половинка сникерса, а также меньше одного заряда батареи на устройстве для связи. 28 июля аккумулятор разрядился. Страховка, за счет которой обеспечивалась спасательная операция, кончилась. Стало известно, что Александру удалось замостить палатку на небольшом уступе — сам он назвал свою стоянку снежным коконом.

ФАР открыла сбор средств на продолжение спасательной операции. За один день на спасение Гукова пожертвовали миллион рублей.

29 июля вертолеты сделали два круга, но так и не смогли добраться до высоты, на которой заблокирован Александр. Сейчас спасатели пришли к выводу, что сбросить лонглайн (стропа для подъема, прим.ТД) — на данный момент единственно возможный вариант спасти альпиниста. План поднять других альпинистов на вертолете, чтобы те помогли Александру спуститься, сейчас отпал. Как рассказал «Таким делам» старший координатор спасательного отряда ФАР Алексей Овчинников, в настоящее время команда иностранных спасателей находится в городе неподалеку и пока не принимает участия в операции.

In questi ultimi 5 giorni siamo sempre stati disponibili per i soccorsi ad Alexandr Gukov. Ogni giorno abbiamo più volte…

30 июля вертолеты военных сил Пакистана трижды пытались забросить Александру еду, газ и спутниковый телефон, но попытки не увенчались успехом: видимость оказалась нулевой, а из-за лавин и камнепадов изменился вид маршрута.

Вечером к горе Латок I вылетят два опытных российских специалиста, Арсений Болдырев и Денис Провалов — пилот с большим опытом участия в спасательных операциях и спасатель, который умеет работать с лонглайном.

Сейчас тяжело [дать оценку происходящему] — из-за долгого периода непогоды пока не удалось даже установить с воздуха его точное местонахождение. Пока есть некая координата где-то там на горе, и пока была рабочая радиостанция, пока аккумулятор был, он мог сказать какие-то данные общие. Но точное местонахождение пока неизвестно, поэтому сейчас очень тяжело определить, что это за место, насколько сложной будет работа. Уже можно сказать, что она будет сложной, потому что это большая высота и стоят довольно аномально теплые для этих высот температуры, это сильно снижает вероятность полета, поэтому однозначно простой ситуация не будет, а насколько она будет сложной — это уже можно будет сказать только на месте.
Каждые спасработы — это совершенно индивидуальный сценарий, и без знания конкретной точки, без оценки именно тех факторов, которые есть, нельзя сказать, как именно будут проходить работы. Потому что есть лавиноопасность большая, поток воздуха и шум от вертолета может спровоцировать снегопады, камнепады — очень много факторов.
По времени [спасение] может занимать от пяти минут до нескольких дней, тут очень сильно зависит от погоды, ветровых условий, рельефа — может ли вертолет подойти к этой точке или не может. Факторов очень много, строить какие-то теории или предположения преждевременно, пока не будет обнаружена точка, в которой он находится.
Та модель, которую мы собираемся использовать, в 2008 году с пилотом совершила посадку на Эверест. Некий запас по высоте есть, но одно дело, когда облегченная машина, с которой убрано все лишнее, совершает посадку, а другое — когда в наличии штатный вертолет и его энерговооруженность может быть немного ниже того конкретного вертолета, который выполнял эту посадку. На этой высоте вертолет может работать даже при тех температурах, которые сейчас есть, но запас по мощности очень небольшой.
У нас есть несколько планов, как можно было бы действовать, но все зависит от ситуации, в каком конкретно месте он находится. Может ли там вертолет сделать посадку, или придется высаживать спасателя — это все можно сказать только после того, как мы вначале обнаружим Александра на горе. Теоретизировать можно разными способами, но вначале нужно его обнаружить и понять его физическое состояние — сможет ли он сам пристегнуться к веревке, которую мы спустим, или нужно будет, чтобы ему помогал спасатель, пристегнул его.

Гуков шестой день находится на горе без снаряжения и практически без еды. Если спасательная операция затянется, то понадобятся еще средства на спасение альпиниста — об этом объявят дополнительно.

UPD: 31 июля пакистанский военный вертолет смог снять Александра Гукова с горного склона. Его отвезли в госпиталь в городе Скарду.

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

На Ваш почтовый ящик отправлено сообщение, содержащее ссылку для подтверждения правильности адреса. Пожалуйста, перейдите по ссылке для завершения подписки.

Если письмо не пришло в течение 15 минут, проверьте папку «Спам». Если письмо вдруг попало в эту папку, откройте письмо, нажмите кнопку «Не спам» и перейдите по ссылке подтверждения. Если же письма нет и в папке «Спам», попробуйте подписаться ещё раз. Возможно, вы ошиблись при вводе адреса.

Исключительные права на фото- и иные материалы принадлежат авторам. Любое размещение материалов на сторонних ресурсах необходимо согласовывать с правообладателями.

По всем вопросам обращайтесь на mne@nuzhnapomosh.ru

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
  • Telegram
  • Instagram
  • Youtube
  • Flipboard
  • Дзен

Нашли опечатку? Выделите слово и нажмите Ctrl+Enter

(Протокол № 3 от 01.12.2016 г.)

  1. Значение настоящей публичной оферты
    1. Настоящая публичная оферта («Оферта») является предложением Благотворительного фонда помощи гражданам «Нужна помощь» («Фонд»), реквизиты которого указаны в п. 5 Оферты, заключить с любым лицом, кто отзовется на Оферту («Донором»), договор пожертвования («Договор») на уставные цели Фонда, на условиях, предусмотренных ниже.
    2. Оферта является публичной офертой в соответствии с пунктом 2 статьи 437 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    3. Оферта вступает в силу со дня, следующего за днем размещения ее на Сайте Фонда в сети Интернет по адресу: nuzhnapomosh.ru.
    4. Оферта действует бессрочно. Фонд вправе отменить Оферту в любое время без объяснения причин.
    5. В Оферту могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте Фонда.
    6. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительности всех остальных условий Оферты.
    7. Местом размещения Оферты считается город Москва, Российская Федерация.
  2. Существенные условия Договора
    1. Сумма пожертвования: сумма пожертвования определяется Донором, В случаях, предусмотренных п. 4.3 Оферты, устанавливается минимальный размер пожертвования.
    2. Назначение пожертвования: реализация уставных целей Фонда.
  3. Порядок заключения Договора
    1. Договор заключается путем акцепта Оферты Донором.
    2. Оферта может быть акцептована Донором любым из следующих способов:
      1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в п. 5 Оферты, с указанием «пожертвование на уставную деятельность» либо «пожертвование на реализацию Благотворительной программы «Нужна помощь.ру», в строке: «назначение платежа», а также с использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
      2. путем направления Донором короткого сообщения (SMS) cо следующими словами (регистр и транслитерация значения не имеют):
        — sos (сумма 25)
        — dzhaz (сумма 50) — для сбора пожертвований на фестивалях «Усадьба Джаз»
        — afisha (сумма 200) — для сбора на фестивалях
        — novaya (сумма 50) — для публикации в издании «Новая» [далее сумма платежа в рублях] на короткий номер 3443, используемый в целях сбора пожертвований на реализацию Благотворительной программы «Нужна помощь.ру»;
      3. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или третьими лицами от имени и в интересах Фонда в общественных и иных местах.
    3. Особенности порядка заключения Договора для реализации проекта «Пользуясь случаем» («Проект»), осуществляемого в рамках благотворительной программы Фонда, предусмотрены п. 4 Оферты.
    4. Совершение Донором любого из действий, предусмотренных пунктом 3.2 Оферты, считается акцептом Оферты в соответствии с пунктом 3 статьи 438 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    5. Датой акцепта Оферты и, соответственно, датой заключения Договора является дата поступления денежных средств от Донора на расчетный счет Фонда, а в случае, предусмотренном п. 3.2.3 — дата выемки уполномоченными представителями Фонда денежных средств из ящика (короба) для сбора пожертвований.
  4. Проект «Пользуясь случаем»
    1. Условия о порядке заключения Договора, предусмотренный п. 3 Оферты, применяются к Договору для реализации Проекта, если иное прямо не предусмотрено настоящим п. 4 Оферты.
    2. Оферта Проекта может быть акцептована Донором любым из следующих способов:
      1. путем перечисления Донором денежных средств в пользу Фонда платежным поручением по реквизитам, указанным в п. 5 Оферты, с указанием «пожертвование на проект [номер мероприятия]” либо «пожертвование на реализацию благотворительного проекта „Пользуясь случаем“ [номер мероприятия]», в строке: «назначение платежа», а также с использованием платежных терминалов, пластиковых карт, электронных платежных систем, мобильного платежа и других средств и систем, позволяющих Донору перечислить Фонду денежные средства;
      2. путем помещения наличных денежных средств (банкнот или монет) в ящики (короба) для сбора пожертвований, установленные Фондом или организаторами мероприятий, осуществляемых в рамках Проекта, от имени и в интересах Фонда с указанием «на реализацию благотворительного проекта «Пользуясь случаем» в общественных и иных местах.
    3. В случае проведения акции или мероприятия, вход на которое осуществляется по предварительно полученным Донором в соответствии с п. 4.5 Оферты билетам («Событие»), организатор События вправе установить минимальный размер пожертвования для участия в Событии.
    4. В случае проведения События при акцепте Оферты Проекта способами, предусмотренными п. п. 4.2.1 и 4.2.2 Донор, помимо прочего, указывает адрес электронной почты в строке «назначение платежа» или в тексте короткого сообщения соответственно.
    5. В случае проведения События после акцепта Оферты Проекта в порядке, предусмотренном п. п. 4.2 и 4.4 Оферты, на [предварительно] указанный Донором адрес электронной почты будет выслан электронный билет для участии в Событии.
  5. Прочие условия
    1. Совершая действия, предусмотренные данной Офертой, Донор подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящей Оферты, целями деятельности Фонда и Положением о благотворительной программе «Нужна помощь.ру», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящей Оферты
    2. Настоящая Оферта регулируется и толкуется в соответствии с законодательством Российской Федерации.
  6. Реквизиты Фонда

    Благотворительный фонд помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь»
    125009, г. Москва, Столешников пер., д.6, стр.3

    ИНН: 9710001171
    КПП: 771001001
    ОГРН: 1157700014053
    Номер счета получателя платежа: 40703810238000002575
    Номер корр. счета банка получателя платежа: 30101810400000000225
    Наименование банка получателя платежа: ОАО СБЕРБАНК РОССИИ г. Москва
    БИК: 044525225

    Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

    Персональные данные обрабатываются Фондом для целей исполнения договора пожертвования, заключенного между Вами и Фондом, для целей направления Вам информационных сообщений в виде рассылки по электронной почте, СМС-сообщений. В том числе (но не ограничиваясь) Фонд может направлять Вам уведомления о пожертвованиях, новости и отчеты о работе Фонда. Также Персональные данные могут обрабатываться для целей корректной работы Личного кабинета пользователя Сайта по адресу my.nuzhnapomosh.ru.

    Персональные данные будут обрабатываться Фондом путем сбора Персональных данных, их записи, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, удаления и уничтожения (как с использованием средств автоматизации, так и без их использования).

    Передача Персональных данных третьим лицам может быть осуществлена исключительно по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.

    Персональные данные будут обрабатываться Фондом до достижения цели обработки, указанной выше, а после будут обезличены или уничтожены, как того требует применимое законодательство Российской Федерации.

Ссылка на основную публикацию